Во сколько обходится день земельных споров в Раде

Во вторник, 18 февраля, после недельного перерыва Верховная Рада продолжила рассмотрение поправок к скандальному законопроекту о продаже земли – №2178-10, который называется "О внесении изменений в некоторых законодательные акты Украины относительно оборота земель сельскохозяйственного назначения".

Рассмотрение законопроекта №2178-10 во втором чтении началось 6 февраля, затем продолжилось 7-го и вот теперь 18-го. К законопроекту было подано 4018 поправок. Причем рассмотрение всех этих поправок было решено проводить в полном соответствии с процедурой и регламентом, без пропусков каких-либо поправок (например, повторяющихся) и без переработок (ночных голосований), чтобы в дальнейшем исключить возможные обвинения в нарушениях при принятии общественно важного закона. По этой причине голосование продвигается довольно медленно. Так, в первый день депутаты успели проголосовать только 184 поправки, во второй, неполный, всего 32.

Третий день, 18 февраля, оказался пока самым продуктивным: за 5 часов работы успели пройти 266 поправок – с 217-й по 482-ю. Как и в предыдущие дни, ни одна из этих поправок не набрала необходимого количества голосов "за". Продолжится работа сегодня, 19 февраля, однако только до обеда.

Таким образом, за четыре дня парламента может быть рассмотрено чуть более 500 поправок, то есть восьмая часть. Если работа и дальше будет продвигаться с такой скоростью и при таком графике пленарных заседаний, закончится голосование за все поправки только в первых числах июня.

Что "поправляют" депутаты в законопроекте

Как мы уже писали, к законопроекту, состоящему всего из 1889 слов, или из 65 недлинных абзацев, было подано 4018 поправок, то есть по 2 с лишним на каждое слово. Мы решили внимательнее присмотреться к предложениям, которые подают народные депутаты.

Конечно, досконально изучить все 2583 страницы документа, в котором собраны поправки, задача не из легких (при том, что сам законопроект – это всего 6 страниц текста). Однако сразу бросилось в глаза огромное количество повторений.

Так, оказалось, что разные депутаты подают одну и ту же поправку. В которой совпадают не только слова, но даже точки с запятой. Вот, например:

5e4c3dac02ae4.jpg

Также оказалось, что некоторые депутаты подают сразу по несколько предложений, как, по их мнению, нужно изменить текст того или иного абзаца. Складывается впечатление, что за время, отведенное на формулирование поправок, они просто не успели определиться, какой из придуманных ими вариантов лучше.

5e4c3dee67bfe.jpg

5e4c3e0caa5cd.jpg

Кроме того, даже в пределах одной фракции депутаты, похоже, пока не успели решить, когда именно должен вступить в силу закон о снятии моратория на продажу земли. Поэтому вариантов предлагается огромное множество. Поправок, касающихся одной только даты вступления закона в силу, мы насчитали почти 90.

5e4c3e3292b9a.jpg

Во вторник, 18 февраля, депутаты успели рассмотреть правки к 9 – 14-му абзацам, которые касаются того, кто может становиться собственником земли и какой может быть совокупная площадь земли в собственности одного лица. К каждому из них было подано по 50-70 поправок. Но настоящий трэш начнется, когда дойдут до 21-го абзаца, который гласит, что арендатор земельного участка имеет преимущественное право на его выкуп. К этому абзацу уже подано не просто десятки поправок, а больше тысячи. А если точнее – 1180. И дело не в том, что абзац этот более скандальный, чем все предыдущие. Просто, очевидно, к этому моменту фантазия некоторых депутатов истощилась и они начали подавать поправки к поправкам. Причем дни рассмотрения поправок, поданных к 21-му абзацу законопроекта и дальше, могут стать днями бенефиса отдельных депутатов. Потому что некоторые нардепы подали чуть ли не по 100 "поправок к поправкам". Но, что интересно, тексты многих из них, снова-таки, совпадают буквально до буквы.

5e4c3e61827e3.jpg

"Законодательный спам"

Такой прием, когда к одному законопроекту подаются сотни и тысячи поправок – не всегда уместных, часто маловажных, повторяющихся, в нескольких вариантах, поправок к поправкам – получил название "законодательный спам".

"Это называется "законодательный спам", единственная цель которого – замедлить принятие этого законопроекта. Неудивительно, что в беседах, в том числе публичных, некоторые народные депутаты признавали, что их цель – затянуть принятие этого законопроекта, для чего они используют разные методы, не запрещенные нашим несовершенным законодательством. Среди таких методов – подача разными депутатами совершенно одинаковых правок или подача одним депутатом совершенно разных правок к одному пункту. При этом понятно, что они будут требовать поставить на голосование свою правку, а для этого она должна быть зачитана, может выступить автор правки, может потребовать отклик от представителя профильного комитета. Все это занимает несколько минут, но когда правок более 4 тысяч, то рассмотрение законопроекта затягивается на недели и месяцы законодательной работы. Все это снижает запал, уменьшает доверие к работе парламента и вообще к власти. А это, по большому счету, и является целью таких депутатов", – говорит президент инвестиционной компании "Универ" Тарас Козак.

Экономический эксперт Алексей Кущ называет "законодательный спам" одним из проявлений "системы противодействия инициативам власти". И говорит, что такие методы, не противоречащие законодательству и регламенту работы парламента, существуют и в других странах, причем в каждой – свои.

"Например, в Японии существует своя тактика задержки рассмотрения законопроектов. Там каждый оппозиционный депутат имеет право высказаться по поводу законопроекта. Есть ограничение по времени выступления, но нет ограничения по скорости движения к трибуне со своего места. И японские депутаты идут к трибуне таким "гусиным шажком", очень медленно. Пользуясь тем, что в регламенте записано, что человек должен идти к трибуне, но не записано, с какой скоростью. Все смеются, над тем, как японские депутаты могут идти к трибуне со своего места, но, пока все депутаты, которые хотят выступить, так пройдут, рабочий день заканчивается, и вопрос переносится на другой день. В Украине другая тактика: в виде так называемого "законодательного спама". Это когда вредоносные законопроекты забрасываются таким большим количеством правок, что их рассмотрение затягивается на дни, недели и даже месяцы. На самом деле это очень четкий маркер конструктивности парламента. Если применяются такие специфические методы борьбы, как блокирование трибуны или законодательный спам, это говорит о том, что власть не слышит оппозицию, не пытается с ней договориться и найти какое-то компромиссное решение", – считает Алексей Кущ.

Что не устраивает оппозицию

Алексей Кущ полагает, что появившееся в законопроекте положение о том, что банки могут получать землю в виде залога по кредиту, открывает доступ к сельскохозяйственной земле иностранному капиталу, хотя в законе записано, что этот вопрос должен решаться на всеукраинском референдуме.

"На мой взгляд, технология рассмотрения этого законопроекта была расписана в духе такого политического макиавеллизма. Просто люди не всегда видят эти скрытые механизмы. В чем заключалась стратегия власти? Сначала запускался максимально токсичный законопроект, в котором наиболее выпукло показывались моменты, вызвавшие наибольшее сопротивление общества. Например, концентрация 200 тыс. га земли в одних руках, возможность нерезидентов через опосредованные схемы принимать участие в покупке земли и т. д. Но это была такая дымовая завеса, главная цель которой была – скрыть реальные цели и задачи. Таким образом, во-первых, был протестирован уровень максимального сопротивления общества, так называемый "общественный боевой порог". Поскольку реакция была довольной умеренная, власть поняла, что можно двигаться дальше. Во-вторых, максимально жесткие пункты в первом варианте законопроекта дали возможность демонстрировать компромисс. В частности, 200 тыс. га снизили до 10 тыс., частично перекрыли возможность участия нерезидентов, то есть сделали шаг назад. Но самое главное, в первом законопроекте никогда не появляется реальная цель. Потому что она будет сразу выявлена и по ней будет нанесен максимальный удар. Так и произошло здесь. В тексте ко второму чтению внезапно "вынырнули" банки с иностранным капиталом. Которые фактически могут без каких-либо ограничений по концентрации через суррогатные механизмы покупки, через кредитные механизмы скупать практически неограниченное количество земли. Единственное, что установили, – это двухлетний период, в течение которого банк должен продать этот земельный участок. Но эта норма не будет работать. Нет механизма контроля. Не прописаны и штрафные санкции на случай, если они не продадут землю в указанный срок. То есть заранее закладывается неработающая норма. И банки, в том числе с иностранным капиталом, могут работать "земельными ломбардами". Например, смогут выдавать какой-то заранее невозвратный земельный кредит и будут пользоваться этими земельными участками все время действия этого кредита. Или смогут выдавать дорогой кредит, под огромные проценты, с огромными штрафными санкциями, с тем чтобы клиент вовремя не смог его погасить. В результате земля будет иметь огромную балансовую стоимость, выше рыночной, и такую землю никто не захочет купить", – объясняет Алексей Кущ.

В то же время Тарас Козак считает, что подобные страхи лишены оснований, поскольку деятельность банков регулируется Национальным банком Украины, и требования к "подшефным" у НБУ достаточно суровы.

"Ситуация, когда у банка на балансе будет находиться земля, а не деньги, очень не понравится Национальному банку. Деятельность банков регулирует НБУ, и за невыполнение закона регулятор будет наказывать. НБУ имеет свои нормативы. И банк не сможет купить много земли и при этом не нарушить эти нормативы. Чтобы банк считался надежным, у него должны быть деньги, а не земля. Если же наоборот – Нацбанк быстро разбирается с такими банками, им грозит ликвидация, и земля в таком случае снова перейдет государству. Поэтому нет никаких оснований считать, что нормы этого законопроекта позволят банкам накапливать землю. Контр-механизмов очень много", – говорит Тарас Козак.

Насколько безобиден "законодательный спам"

Огромное количество поправок к закону о земле можно считать своеобразным компенсатором "турборежима", который парламент демонстрировал в первые месяцы своей работы. Пока парламент рассматривает повторяющиеся правки к закону, рассмотрение других законопроектов заблокировано. Поскольку для того, чтобы перейти к следующему законопроекту, нужно завершить рассмотрение предыдущего.

В итоге, казалось бы, "безобидная" уловка оппозиции может обернуться экономическими проблемами для Украины. В частности, пока не будет принят этот и ряд других законов, заблокировано продолжение сотрудничества с МВФ. Получается, нового кредита Украина еще долго не увидит.

"Одним из первоочередных законопроектов является проект об особенностях ликвидации банков, так называемый "антиколомойский" законопроект, который от нас требует МВФ. До принятия этого законопроекта, с большой вероятностью, Советом МВФ не будет проголосовано решение о выдаче Украине следующего транша. Одним из срочных я бы назвал также законопроект 2284, который фондовый рынок ждет уже много лет. Лежит в Верховной Раде законопроект о накопительных пенсиях, новый Трудовой кодекс, который тоже нужно рассмотреть как можно быстрее. Ну, и еще целый ряд реформ, которые "застряли". Вроде бы, в прошлом году был турборежим, но главные законы до сих пор не приняты", – говорит Тарас Козак.

"Законодательный спам" не только отодвигает принятие запланированных законопроектов, но и имеет свою цену для бюджета. На Аппарат Верховной Рады в 2020 году предусмотрено 2 млрд 037 млн 360 тыс. грн. Это значит, один день работы парламента обходится стране в 5 млн 567 тыс. грн в день (и это включая выходные и праздники). Таким образом, "шуточные" поправки к закону о земле имеют вполне несмешную цену: 5,6 млн грн за каждый день такой работы парламента.

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей