​Как в Бельгии поддерживают малый бизнес во время эпидемии

В Бельгии не менее 99% предприятий, облагаемых НДС, считаются малыми и средними. Согласно Евростату, эти игроки — «основа европейской экономики».

Кризис коронавируса поставил их на передний край перед лицом экономического спада.

Особенно пострадали от социальной изоляции компании, занятые розничной и оптовой торговлей, общественным питанием, ремонтом автомобилей, строительством и транспортом.

У них нет достаточного капитала, чтобы поглотить экономический шок, который они испытывают от всеобщего карантина и социальной дистанции. И как следует из опроса, проведенного банком Belfius, в среднесрочной перспективе 30,8% этих компаний могут просто исчезнуть в результате недостаточной кредитоспособности. Сейчас вопрос в том, будет ли принимаемых мер государственного вмешательства достаточно для выживания бельгийской модели малого и среднего бизнеса.

content_h_56017048.jpg
Будка дезинфекции на входе в супермаркет, Брюссель. Фото: EPA

Министр экономики Бельгии Натали Мейль, представляя журналистам пакет экономических мер, назвала его уникальным. «Люди за границей в это кризисное время завидуют нашей системе», — сказала она.

Эти меры «имеют бюджетные последствия», но «являются важной инвестицией в экономику».

Цель правительства — сохранить рабочие места, предотвратить увольнения и даже банкротства. Работодатели и работники смогут быстро начать работу, когда противоэпидемические ограничения будут сняты.

Упрощена схема временной безработицы по форс-мажорным обстоятельствам. Право получать вместо зарплаты государственное пособие на время коронавируса дается автоматически.

Это касается предприятий, которые были вынуждены закрыться (рестораны, непродовольственные магазины) или предлагают ограниченные услуги, тех, кто зависит от пострадавших поставщиков. Пособия дают работникам, застрявшим за границей или по возвращении оказавшимся на карантине, и тем, кто живет под одной крышей с зараженным коронавирусом. Работодатели должны послать в социальную службу только одну электронную форму со списком сотрудников, отправляемых на временную безработицу, и освобождаются от выплаты им зарплаты.

Пособия увеличены до 70% от зарплаты вместо обычных 65% — правда, установлен потолок.

«Чистыми» получается около 1500 евро, а пока подсчитывают точную сумму, всем полагается единовременный аванс в 1450 евро.

Самозанятые, если они вынужденно прекращают работу, получают в марте и апреле по 1291,69 евро. Если у них есть дети и другие иждивенцы, то 1640,10 евро. Плюс медицинская страховка.

content_RTS38IYC.jpg
Бельгийский шоколатье Жером Гримонпон изготавливает шоколадных зайцев к Пасхе во время пандемии коронавируса. Фото: Reuters

К национальным мерам добавляются евросоюзовские. В ЕС принят финансовый пакет в 540 миллиардов евро на так называемые три сети безопасности: для работников, предпринимателей и правительств. Временная схема SURE предполагает субсидирование зарплаты работникам, вынужденно занятым неполный рабочий день. Она призвана сохранить рабочие места. Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) поддержит кредитами в приоритетном порядке малые и средние предприятия ЕС.

Бельгийская кризисная программа не рассматривает вопрос об арендной плате, оставляя его самим арендаторам и арендодателям. Они пока спорят, должны ли предприятия, лишившиеся доходов, платить за аренду во время кризиса.

Должны, утверждает на страницах «Либр Бельжик» президент совета по розничной торговле и торговым центрам Бельгии и Люксембурга (BLSC) Люк Пласман. Да, ретейлеры сильно пострадали. Но пострадали и все игроки в секторе коммерческой недвижимости: владельцы, девелоперы, управляющие активами, менеджеры, агенты по недвижимости, архитекторы, строительные и клининговые компании, поставщики услуг. Им тоже нужно выплачивать кредиты и проценты, нести расходы на персонал, инвестиции и обслуживание, налоги, пошлины.

Нет, возражает ему Доминик Мишель, управляющий директор торговой федерации Comeos. Некоторые компании в торговом секторе имеют нулевые продажи, другие на онлайне делают лишь 5–10% своего оборота. «Отдохнуть» от аренды — значит выжить три месяца, а потом оглядеться вокруг. Не надо думать, что назавтра после отмены социальной изоляции все вернется на свои места.

Потребители останутся дома, это подтверждается в Китае.

Некоторые бренды, в том числе известные международные сети, объявили своим арендодателям о полной приостановке выплаты аренды, да еще и потребовали ее снижения после кризиса. Они говорят хозяевам площадей: у вас есть выбор между сокращением доходности на три-четыре месяца и падением стоимости недвижимости на среднесрочную перспективу. Унылые ряды заброшенных магазинов обрушат цену этой недвижимости. Придется договариваться о конкретных, гибких и справедливых для обеих сторон решениях.

Но многие бельгийские малые и средние предприятия приспособились к новым условиям. Компания Odoo, один из офисов которой находится на месте крестьянских ферм в уютной брабантской деревне Гранд-Розьер, производит программное обеспечение для тех же малых и средних предприятий.

Ее основатель и генеральный директор Фабьен Пинкарс (Fabien Pinckaers), несмотря на свою молодость, известный в стране человек, сам признает в газете «Либр-Эко», что не стремился к переводу своей компании на удаленку (а это 900 сотрудников по всему миру, в том числе 470 — в Бельгии). Изменил мнение он после того, как отделение в Гонконге проработало так целый месяц. С 12 марта 700 его сотрудников работают из дома, и производительность не снизилась.

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей