Умная сила против альфа-особей

В чем заключается парадоксальность времени, в котором мы живем? Несмотря на колоссальный скачок в развитии, люди продолжают полагаться на свои исконно животные инстинкты и использовать поведенческие модели, позаимствованные у далеких непрямоходящих предков. 

Одна из таких укоренившихся моделей поведения человека как эволюционного наследника животного мира касается обретения статуса и благ за счет доминирующей роли. 

Эта доминирующая роль и стремление к ней есть абсолютно естественная модель, абсолютно предсказуемая и запрограммированная механика бытия. Почитание, уважение, влияние, деньги, удовольствия, власть – все то, что (как мы привыкли думать) по праву достается доминирующим альфа-особям. 

Альфачу часто даже не нужно вступать в бой за желаемое – достаточно демонстрации силы и власти, чтобы получить то, что ему приглянулось. Виды благ, суть и выражение власти меняются, но алгоритмы их завоевания остаются прежними. Точнее оставались до недавних пор….

Даже в животном мире те, кто не в состоянии претендовать на ведущую, доминирующую роль в силу своих физиологических данных, все равно борются за свое место под солнцем и доступ к благам. Технологический прогресс, развитие человечества и в целом – новая реальность, в которой информация, аватары и интерсубъективные смыслы часто имеют больше значения, чем осязаемые материальные сущности, нарушили весь этот привычный альфа-баланс.

"Альфа-пакет" в виде привлекательности, силы, физического превосходства стал далеко не единственным способом изменить баланс власти. Сегодня реально у человека имеется другой арсенал воздействия на ситуацию. Триада, составляющая основу такого понятия, как "умная власть", а именно: осведомленность, сплочение и непредсказуемость,  – заметно шатает позиции сильных мира сего.

На сцену вышли так называемые бета-особи, которые, не будучи самыми сильными, популярными и привлекательными, получили возможность влиять на процессы, побеждать в схватках и наслаждаться властью и благами не хуже альф.

Доступ к информации пошатнул баланс страха. Мы объективно перестали бояться оппонентов, о которых знаем чуть больше, чем они хотели бы. Грубая сила не пугает так, как раньше. Возможность находить политические союзы и объективно исходить из того, что, сплотившись, мы представляем куда большую угрозу и значимую величину, действительно заставляет даже самых мощных противников чесать голову. 

Метко размещенные графики могут заставить уйти правительство в отставку. Привлечение внимания к тем или иным ситуациям онлайн в свое время стало тотальным преодолением цензуры. Мы сегодня действительно получили возможность использовать силу информации и нелинейные ходы, которые ставят в тупик сильных и уверенных в своем превосходстве оппонентов.

Развитие технологий в этом процессе сыграло решающую роль, по сути выступило катализатором. Нам стало проще находить единомышленников, быть оригинальными, разрушать ранее казавшиеся незыблемыми структуры.  

Возьмем, к примеру, Арабскую весну в 2010-2011 годах. Прокатившиеся по ряду арабских стран волны протестов и восстаний как раз стали классическим примером борьбы технологически развитого и до того момента разобщенного большинства против всесильных авторитарных лидеров. 

Египетская революция, которая произошла за три дня, произошла благодаря Facebook. Таких примеров немало. Сегодня один из зачинателей онлайн объединения протестующих египтян выступает на "TED Talk". 

Группа, которая просто говорила о политической борьбе, стала настолько весомым инструментом сопротивления, что он как ее администратор, был подвержен похищению и пыткам. Власти вынуждены были отпустить его через три дня, потому что все участники этого сообщества вышли на улицу.

Удивительным образом этот глобальный процесс нашел свое отражение не только в политической борьбе, но и в прикладной конфликтологии.

За 15 лет работы на рынке конфликта я смог увидеть процесс трансформации, в котором умная сила в итоге положила на лопатки силу грубую. Помню первое десятилетие 2000-х, когда бизнес находился под тяжелой пятой юриспруденции, и ключевые результаты противостояния возникали сперва в судебных кабинетах, а потом приводились в исполнение силовиками либо управомоченными судами частными контингентами. Я помню эти баталии под весами Фемиды, которые потом превращались в схватки стенка на стенку под воротами заводов. Это было единственной формой проистекания бизнес-конфронтации. Безмерно дорогой.

В 2017 году мы попытались оценить общий объем имущественных споров и вышли на умопомрачительную сумму – 330 миллиардов гривен в год. Могу с глубокой уверенностью сказать, что 20% этой суммы приходилось на рынок конфликтов и его инфраструктуру: юристов, силовиков, лоббистов. И здесь важно отметить, что конфликты за один год привычными способами не разрешались никогда.

2014-2015 годы становятся годами расцвета разоблачающих проектов. Чиновники, которые до этого считали себя всесильными и непоколебимыми, вдруг начинают делать поправку на медиа. Появляется большое количество медиапроектов антикоррупционного, разоблачительного толка. Трендом становится боевой пиар.

Я очень четко вижу, какой огромный запрос на подобные способы решения проблем появился у бизнеса. Конкуренция – это всегда о том, чтобы не упускать возможности. 

Если ты можешь разоблачением нанести противнику серьезный урон, разрушив его опору в виде связей и ресурсов, которыми он обладает, будешь ли ты входить в долгие суды? Если поддерживающие тебя, лояльные к тебе чиновники (пусть даже не коррумпированные) в силу разных обстоятельств отворачиваются от тебя после одного телевизионного сюжета, будешь ли ты продолжать использовать старый механизм?

Становится очевидным: воевать в условиях нового времени по стратегическим схемам XIX века достаточно нелепо. Использование умной силы настолько укрепляет позиции ущемленной стороны в конфликтах, что они (конфликты) перестают быть бездонной кормушкой для юристов и чиновников всех мастей.

Атакующий альфач сегодня не знает, где же он наткнется на технологически оснащенную бету. Практика бизнес-противостояний последних лет показывает: незыблемых величин просто нет.

Превосходство и страх стали предметом спекуляции многих альф – от начала времен и до сегодняшнего дня. Власть, основанная на силе и, соответственно, страхе, наблюдается повсеместно. Однако выход на арену тех, кто искусно пользуется благами технологического прогресса, проявляя умную силу, заставляет альф находить разумный баланс между абсолютной бесконтрольностью своего произвола и осознанием того, что за него теперь придется отвечать. 

Лишать застрявших в прошлом наглецов чувства безнаказанности, показывать, что на любой грубый и некрасивый ход найдется свой непредсказуемый ответ – это благороднейшая миссия современных адептов умной силы.

Олексій Купрієнко, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей