Экономическая независимость Украины: уроки кризисов

Очередную годовщину Независимости Украина встретила в разгар экономического кризиса. В такой ситуации обычное подведение экономических итогов вряд ли поможет создать праздничное настроение у читателей и зарядить оптимизмом. Но нынешний кризис – не первый, который переживает наша страна за годы независимости.

Сайт решил напомнить, какие экономические кризисы уже пришлось пережить Украине за годы независимости, и какие позитивные изменения произошли в стране благодаря им. Ведь кризисы считают стартовыми площадками для дальнейшего развития. Какие уроки, по мнению экспертов, мы должны вынеси из нынешнего кризиса?

Кризис длиной в десятилетие

Сегодня об этом уже редко вспоминают, но Украина обрела независимость в разгар очередного мирового кризиса. Этот кризис не вошел в число крупнейших, мировая экономика не демонстрировала рецессии, то есть падения ВВП. Однако темпы экономического развития во многих странах тогда ощутимо замедлились. Если во второй половине 80-х мировой ВВП рос на 3,7-4,6%, то с 1990-го до 1993 года темпы роста замедлились до 2,1%.

Причины того кризиса, который начался еще в конце 80-х, называют разные. Распад СССР, несомненно, сыграл свою роль в ухудшении экономической ситуации, но не был его причиной. Скорее, следствием. И страны постсоветского пространства пострадали больше других. В частности, потому, что оказались разорваны экономические цепочки, связывавшие СССР в единое целое. Так, в 1993-м все 15 бывших союзных республик демонстрировали рецессию: падение ВВП составляло от -2,3% (Узбекистан) до -23% (Азербайджан). В Украине в тот год экономика упала на 14,8%.

5f40b79d00b36.jpg

И, хотя Украина не была лидером по темпам падения экономики, у нас спад продолжался гораздо дольше других. Так, к 1997 году уже практически во всех постсоветских странах (кроме Туркменистана) экономика пошла в рост. В Украине же падение продолжалось вплоть до 2000 года.

"В 1990-е годы Украина потеряла значительную часть экономики из-за отсутствия долгосрочной стратегии социально-экономического развития, механического копирования опыта других стран (в частности Польши), без учета национальных особенностей, "слепого" исполнения рекомендаций МВФ и других подобных институтов, полной либерализации международной торговли, тотальной приватизации, повышения тарифов якобы для "приведения их к экономически обоснованному уровню", – говорит о причинах Константин Денисов, кандидат экономических наук, преподаватель Запорожского нацуниверситета.

Один из главных уроков, который Украина вынесла из того первого кризиса, стал отказ от бартерно-зачетных схем, существовавших фактически с первых лет независимости. Ряд экспертов считают, что именно отказ от этих схем стал толчком для развития экономики. Возможно, поэтому больше никогда государство не вспоминало об этой лже-спасительной схеме.

Однако после того кризиса остались и "невыученные уроки". В частности, экономический эксперт Алексей Кущ считает, что затяжной характер того кризиса во многом был вызван развалом кластерной экономики, которая сложилась к тому времени в Украине. О необходимости вновь построить кластерную экономику стали говорить только несколько лет назад.

"Украина обладала очень мощным экономическим потенциалом, который нужно было просто трансформировать под изменившиеся внешние условия. А у нас была выбрана крайне неправильная модель трансформации. В частности, неправильная модель приватизации. Нужно было приватизировать не отдельные предприятия, а блоки. У нас экономика была четко структурирована. Были территориально-экономические районы (Южный, Донецко-Приднепровский и др.), и эти районы состояли из территориально-производственных комплексов и научно-производственных комплексов. И нужно было приватизировать блоки, трансформируя эти комплексы в промышленные кластеры. А так они распались. Хотя уже тогда кластерная модель экономики была (да и остается) в топе. Успех "рейганомики", в частности, объясняется именно тем, что Америка взяла за основу кластерную схему развития. Потом этот метод взяли на вооружение в Европе и в Азии. А Украина, которая имела наиболее эффективные стартовые возможности для трансформации, их не использовала", – говорит Алексей Кущ.

Ипотечный кризис

С 2000-го по 2008 год Украина демонстрировала, пожалуй, свой лучший экономический прогресс за все время независимости. Экономика росла на 5% в год и больше, благосостояние украинцев (в долларах) – на 6% и больше. В 2004 году Украина установила собственный рекорд, который не побит до сих пор: +11,8% ВВП, +12,6% – рост благосостояния людей.

Следующий кризис разразился в 2008-2009 годах, причем в большинстве стран мира. И во многих странах он был связан с ипотечными кредитами. В Украине тогда резко вырос курс доллара. Во второй половине 2008-го он неожиданно пошел вверх, и к концу года подорожал в полтора раза – с 5 до 7,7 грн. Уже это подорожание стало ударом для многих украинцев, покупавших квартиры или машины в кредит. Но рост курса на этом не прекратился. В банках начался "кризис неплатежей", который они не смогли преодолеть не только до следующего кризиса, 2014-2015 годов, но и по сей день. Как писал сайт, портфель "плохих кредитов" в украинских банках и сейчас составляет около 50%, а в государственных банках таких кредитов еще больше.

В 2009 году ВВП Украины и благосостояние людей упали больше чем на 15%, промышленность – на 25%. В 2010-м экономика тоже еще не смогла оправиться от удара.

Пожалуй, главным плюсом этого второго кризиса стало то, что страна взяла курс на "дедолларизацию" экономики. Экономисты уверены: привязка к доллару делает и страну, и всех ее граждан гораздо более уязвимыми. И, хотя доллары "под подушками" украинцев не исчезли (а многим они очень даже пригодились в нынешний кризис), массовых кредитных дефолтов в дальнейшем удалось избежать.

Кризис и война

Принято считать, что третий украинский кризис, который припал на 2014-2015 годы, был во многом связан с российской агрессией на Донбассе и потерей Крыма. Эти факторы, конечно, не могли не повлиять на экономическую ситуацию. Но напомним, что падение экономики началось в Украине еще с 2012 года. Тогда ВВП упал с 5,5% (в 2011 году) до 0,2%, в 2013 году – до нуля.

Этот кризис стал кризисом ликвидности банковской системы. После бегства представителей старой власти в стране банально не осталось денег. Миллиарды выводились из страны, в том числе, через кредиты, выдаваемые связанным с банками лицам. К концу 2014-го золотовалютные резервы составляли всего 7 млрд долларов (сейчас, например, 28,5 млрд). Отметим, что сокращение запасов началось задолго до войны – еще летом 2013-го.

Уроком этого кризиса стало повышение требований к банкам насчет объема ликвидности, а также ужесточение законодательства в отношении связанных лиц. На сегодня, по признанию международных финансовых партнеров Украины, реформа банковского сектора – одна из немногих, которые Украина провела действительно качественно и добилась результатов. Эти результаты можем наблюдать сейчас, во время очередного кризиса: ни один банк не "лопнул", как это происходило раньше во время кризисов, золотовалютные резервы НБУ даже умудряются расти.

Правда, сам процесс "банкопада", его масштабы многие банкиры не считают таким уж позитивом.

"Я как банкир не согласна с тем, что очистка банковской системы – это было хорошим последствием для экономики Украины. Много банков ушло с рынка, сотрудники потеряли работу, а также много клиентов, особенно юридических лиц, лишись своих денег, накоплений и, соответственно, не смогли продолжать предпринимательскую деятельность. Я считаю, что очистка банковской системы производилась жестким путем, и я не отношу это к положительным последствиям кризиса", – говорит финансовый эксперт, вице-президент Ассоциации украинских банков Галина Хейло.

Алексей Кущ называет еще один урок, который преподали украинцам все предыдущие кризисы сразу. Хотя, по его словам, позитивным этот урок можно назвать условно условности.

"Я бы назвал позитивным уроком то, что украинская экономика выработала определенную резистентность к кризисам. Она сформировала достаточно мощный потенциал антихрупкости, но преимущественно на микроуровне: на уровне частных предпринимателей, самозанятых людей и т.д. И, как не странно, к примеру антихрупкости можно отнести и наш теневой рынок. Теневая экономика в условиях кризиса является максимально антихрупкой. Именно этим объясняется ее большой удельный вес. А вот финансово-промышленные группы обладают максимальной хрупкостью", – говорит Алексей Кущ.

Уроки четвертого кризиса

Нынешний, четвертый крупный кризис в истории независимой Украины, пока, увы, не близится к завершению, а потому сложно сказать, какие из мер по спасению экономики окажутся наиболее действенными. Однако эксперты поделились с нами своим мнением на этот счет.

"Самый большой урок, который мы могли бы вынести из этого кризиса, – это понимание того, что мировая политико-экономическая парадигма очень изменилась. Причем она изменилась не просто в плане технологического уклада, глобальных цепочек создания добавочной стоимости и т. д. Ведущие мировые экономисты сейчас говорят о том, что капитализм в том виде, в котором он сейчас существует, подошел к своему институциональному кризису. Мировая экономика переходит к формату посткапитализма, в котором будут решаться, в частности, проблемы неравенства, диспропорций. То есть мир уходит от тех систем, которые нам навязывались последние 20 лет в рамках неолиберального дискурса и переходит к системам, которые у нас были и еще сохранилось. Яркий пример – что в Америке сейчас говорят о переходе к мобилизационной медицинской системе, которая может лечить большое количество людей. Это то, что было у нас. Такая медицина в Китае, что помогло им быстро справиться с пандемией. Учитывая, что биологическая угроза, как говорят, будет актуальной в ближайшие 40-50 лет, – это очень важный формат. То же касается образовательной системы: узкая специализация и коммерциализация образования уже не работают уже не работают. Мы переходим к периоду размытых экономических циклов, когда через несколько лет могут исчезнуть ряд профессий, которые важны сейчас. Будет возрастать важность системы образования общего доступа, финансируемая государством, и будет возрастать важность универсального образования. Все это было и еще не совсем разрушено у нас. И сейчас получается, что все уже идут с ярмарки (причем не просто идут, а несутся), а мы до сих пор идем на ярмарку. Если мы вовремя увидим этот процесс и развернемся на 180 градусов, мы окажемся впереди всех. А если нет – встречная толпа нас просто снесет. То же касается проблемы социального неравенства. По коэффициенту Джинни у нас самое справедливое общество в Европе и одно из самых справедливых обществ в мире. Если в мире в среднем 10% людей концентрируют в руках 90% национального богатства, то у нас речь идет о 0,01%, а среди остальных разница в уровне жизни незначительна. Они, может, ездят на разных машинах, но живут в похожих домах, пропасти между ними не существует. И нам нужно перестать проводить реформы, которые будут усиливать и структурировать это неравенство. К таким реформам я отношу, например, открытие рынка земли", – говорит Алексей Кущ.

Об изменениях в системе образования говорит и основатель Школы универсального журналиста, секретарь Национального союза журналистов Украины Виталий Голубев.

"Нынешний кризис одномоментно легитимизировал для десятков миллионов такое явление, как дистанционное образование. "Точка невозврата" в виде недоверия к подобной форме обучения, существовавшего годами, пройдена мгновенно и бесповоротно. Это большой плюс и для самих учащихся, и для развития рынка. Можно и необходимо спорить о качестве и эффективности той или иной формы дистанционного обучения, о целесообразности его в разных возрастных категориях, но поезд, как говорится, пошел", – считает Виталий Голубев.

Еще одним из позитивных изменений, которое, можно сказать, уже произошло безвозвратно, эксперты называют активный переход Украины в онлайн.

"Кризис 2020 года мы только проходим, поэтому уроки, которые мы получим, еще сложно оценить. Но уже можно отметить несколько положительных тенденций. Абсолютно все начали внедрять в свой бизнес и в частную жизнь процессы автоматизации и диджитализации. Даже пенсионеры научились оплачивать коммунальные услуги онлайн. Также стоит отметить, что поменялись форматы работы – многие компании перешли на смешанный график: работа в офисе и удаленно. Что касается бюрократизации, то мы еще в начале пути, но уже идем в сторону paperless (без бумаги, – авт.). Мир после кризиса 2020 года будет другим, бизнес также уже изменился навсегда. Украинцы обладают адаптивностью и креативностью, они закалены кризисами и отсутствием стабильности, и поэтому я жду появления новых видов бизнеса и инновационных решений уже в 2020 году", – говорит Галина Хейло.

Виталий Голубев говорит о том же:

"Второй плюс кризиса 2020-го – что многие предприниматели задумались об оцифровке бизнеса, о переходе в онлайн. Растет интерес к грамотному ведению соцсетей, к развитию личного бренда. Все это создает новые возможности и для тех, кто "в теме", и для тех, кто лишь стартует. Многие наконец-то поняли, что "все эти ваши фейсбуки с инстаграммами" – на самом деле всерьез. В целом кризис встряхнул рынок, проявив новые возможности, цифровые – и это хорошо", – убежден эксперт.
Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей