Восемь рисков для белорусской экономики

С началом протестов против Александра Лукашенко риски для экономики Беларуси, которая и до этого находилась в тяжелом положении, еще более возросли. О восьми факторах уязвимости белорусской экономики.

Падение ВВП

После трех лет умеренного экономического роста реальный ВВП Беларуси в 2020 году снижается (минус 1,6% в январе—июле год к году). По экономике ударила сначала приостановка поставок нефти из России, а затем глобальная пандемия коронавируса. Низкие цены на нефть на фоне пандемии привели к снижению цен на экспортируемые Белоруссией нефтепродукты.

Падение белорусского ВВП оказалось ограничено из-за специфического подхода властей к противодействию коронавирусу. «Искусственное поддержание производства на госпредприятиях смягчало негативные мультипликативные эффекты для экономики в целом. Так же косвенно — через поддержание уровня занятости и зарплат в секторе госпредприятий — поддерживался потребительский спрос», — отмечает центр экономических исследований BEROC. «То, что мы не закрылись, спасло нашу экономику», — уверял министр экономики Беларуси Александр Червяков.

Тем не менее рейтинговое агентство S&P прогнозирует снижение реального ВВП Беларуси по итогам 2020 года на 4%, а их коллеги из Fitch — на 5%. Поддерживая производство на госпредприятиях, власти ухудшают их финансовое положение, а возникший разрыв между производством и спросом компаниям придется сокращать в последующие периоды, ограничивая выпуск, предупреждают экономисты BEROC. Поэтому велика вероятность отсроченной и растянутой рецессии, констатируют они.

Девальвация белорусского рубля

С начала года курс доллара США к белорусскому рублю на местной бирже поднялся на 26%. В том числе на 9% — в кризисном августе, когда в стране начались массовые акции протеста из-за несогласия с объявленными результатами президентских выборов, согласно которым президент Беларуси Александр Лукашенко, переизбираясь на шестой срок, набрал более 80% голосов. Белорусское население опасается резкой девальвации местного рубля, поэтому люди массово скупают иностранную валюту. Президент Лукашенко обвиняет «внутренних негодяев» в попытках дестабилизировать финансовый рынок и обещает не допустить обвала национальной валюты.

Курс белорусского рубля — плавающий. Он снижается постепенно под влиянием спроса и предложения, Нацбанк Беларуси может выходить на рынок с интервенциями, но только для сглаживания резких колебаний курса. Белорусский рубль может еще обесцениться, но экономические предпосылки, которые бы могли спровоцировать резкую девальвацию, отсутствуют, считают в центре BEROC.

В январе—июле, то есть еще до спорных президентских выборов, белорусские граждане купили на чистой основе $874 млн иностранной валюты (покупка минус продажа), предприятия — $746 млн, показывают данные Нацбанка Беларуси. Для сравнения: за тот же период в прошлом году население и бизнес продали на чистой основе $804 млн. Белорусские СМИ сообщают о дефиците наличных долларов и евро в местных банках.

Валютный госдолг

Почти 100% совокупного государственного долга Беларуси — в иностранной валюте: долларах, евро, российских рублях, китайских юанях. Около 80% госдолга приходится на доллар, в российских рублях выражено около 5% обязательств (на конец 2019 года).

Минфин Беларуси выпускает даже внутренние облигации в основном в долларах и евро: 89% внутреннего госдолга Белоруссии выражено в этих иностранных валютах.

Обесценение белорусского рубля к доллару и евро на фоне снижения реального ВВП при прочих равных условиях приводит к увеличению долгового бремени. Растущий дефицит бюджета вынуждает белорусское правительство также привлекать новые долги.

На внешних кредиторов приходится 82% госдолга Беларуси, или $18 млрд (на 1 июля 2020 года). Погашение и выплата процентов по внешнему долгу потребуют от Минска $2,3 млрд в 2020 году и $2,8–2,9 млрд в 2021 и 2022 годах.

На 2020 год проблема выплат по внешнему долгу будет решена, если Россия рефинансирует белорусский долг по двусторонним кредитам, истекающий в этом году. 27 августа Лукашенко заявил, что Кремль согласился рефинансировать Минску $1 млрд, дальнейшие переговоры будут вестись на уровне правительств. Еще около $800 млн по внешнему долгу Беларусь погасила в первом полугодии 2020 года, следует из данных белорусского Минфина.

Низкие золотовалютные резервы

Международные резервы Беларуси, состоящие из иностранной валюты и золота, невелики — менее $9 млрд на 1 августа 2020 года. В том числе резервные активы в иностранной валюте составляют $4,3 млрд, монетарное золото (которое, по словам Лукашенко, хранится исключительно в Беларуси) — $3,1 млрд (остальное приходится на прочие активы).

В августе резервы уменьшатся, признал в интервью Reuters член правления Нацбанка Беларуси Дмитрий Мурин, поскольку регулятор проводит валютные интервенции, чтобы смягчить падение белорусской валюты.

Долларизация банковского сектора

Не только госдолг Беларуси привязан к доллару — финансовый сектор республики сохраняет высокий уровень долларизации, несмотря на официальные усилия Нацбанка по дедолларизации белорусской экономики. Так, 65% депозитов физических и юридических лиц в белорусских банках и 52% банковских кредитов — в иностранной валюте.

Долларизация депозитов в Беларуси сокращается с 2016 года, но все еще остается выше, чем в 2009 году, до серии девальваций белорусского рубля. Высокая доля валютных вкладов и кредитов создает системные риски, такие как давление на валютные резервы государства в случае массового изъятия вкладов и резкое ухудшение коэффициентов банковского долга при резкой девальвации белорусского рубля, предупреждал МВФ в прошлом году.

Дефицитный бюджет

В 2020 году республиканский бюджет Беларуси будет исполнен с дефицитом впервые с 2013 года. По итогам года он может составить до 5 млрд белорусских руб. (около $1,9 млрд по курсу на конец августа), сообщал Минфин республики. «5 млрд белорусских руб. — это приличная сумма», — признал министр финансов Юрий Селиверстов. Но пока это не представляет большой проблемы, поскольку у государства есть остатки, накопленные за профицитные годы.

Социальные расходы госбюджета, включая образование и здравоохранение, составляют 17,5% общих расходов (бюджет-2020). Четверть этих расходов (1,14 млрд белорусских руб.) — это пенсии военнослужащим и силовикам, следует из данных Минфина Беларуси.

Потери из-за российской нефти

Беларусь до недавнего времени закупала в России сырую нефть беспошлинно (до 24 млн т в год), перерабатывала из нее до 18 млн т в год и экспортировала нефтепродукты, получая вывозные пошлины в свой бюджет. Еще 6 млн т российской нефти Беларусь имела право реэкспортировать с зачислением экспортных пошлин в свой бюджет. Беларусь также добывает немного собственной нефти.

Однако в первом квартале этого года поставки нефти из России были частично приостановлены из-за ценового спора (нефть в Беларусь поставляли только компании Михаила Гуцериева). В результате в первом полугодии 2020 года Россия, по данным ФТС, поставила в Беларусь всего 5,2 млн т нефти (против 8,6 млн т за тот же период годом ранее). Поэтому Беларусь сократила экспорт нефтепродуктов в том же первом полугодии на 43% (до 3 млн т с 5,25 млн т), по данным Белстата.

Нефтяные цены сейчас находятся на низком уровне, что дополнительно снижает поступление экспортных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет, а беспошлинная скидка на российскую нефть для Минска сокращается из-за проводимого в России налогового маневра в нефтяной отрасли. Наконец, в первом квартале Беларусь не экспортировала собственную нефть из-за приостановки ее поставок из России.

В результате, если в 2018 году бюджет республики получил 4,1 млрд белорусских руб. (17% всех доходов) от экспортных пошлин на нефтепродукты, производимые из российской нефти, и перетаможки 6 млн т российского сырья, то в 2019 году — уже 3,1 млрд руб. (12,8% доходов), а в первом полугодии 2020 года — 0,3 млрд руб. (3,1%). По итогам 2020 года бюджет Беларуси недополучит до 4 млрд местных рублей, и половина этих потерь «связана с нефтяным рынком», сообщил 5 августа министр финансов республики.

Раздутый госсектор

Госпредприятия играют огромную роль в экономике Беларуси: на их долю приходится около 43% всей занятости в стране и 70% промышленного производства. На фоне пандемии Лукашенко был вынужден поддерживать производство на госпредприятиях вопреки просадке спроса. Чтобы поддержать занятость и зарплаты в госсекторе, власти активизировали меры финансовой поддержки предприятий, включая реструктуризацию их долгов и так называемые директивные кредиты, указывает BEROC. «В конечном итоге это влияет на финансовую стабильность в масштабе страны, делая ее все более хрупкой и расширяя ее точки уязвимости», — предупреждает центр.

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей