К чему приведет поддержка Лукашенко

Это может привести к появлению геополитических факторов, которые в настоящее время даже не обсуждаются в белорусском обществе.

С 2001 по 2004 год я был высокопоставленным американским чиновником, посещающим Беларусь. Соединенные Штаты и Европейский союз были совершенно недовольны авторитаризмом президента Александра Лукашенко, поэтому американская политика требовала, чтобы в Минск не приезжал чиновник выше заместителя помощника госсекретаря. Официальные лица ЕС и государства-члены ЕС соблюдали аналогичные ограничения.

У Вашингтона не было особого геополитического интереса к Беларуси, с ней велась минимальная торговля. Во время моего первого визита в феврале 2002 года главной целью было убедить белорусское правительство ослабить репрессии, уважать права человека и предоставить немного больше политического пространства. Мы представили белорусским чиновникам два списка. Список А — перечисленные действия, которые правительство США хотело, чтобы Беларусь предприняла. В списке Б были изложены шаги, которые Вашингтон может предпринять для улучшения двусторонних отношений. Мы сказали нашим коллегам, что, если они укажут, какие действия из Списка А они будут делать для улучшения прав человека и политической атмосферы, мы сообщим им, какие действия из Списка Б предпримут Соединенные Штаты в ответ.

Белорусы нам ничего не ответили.

Мой второй визит в Минск состоялся в марте 2004 года в рамках совместной миссии США и ЕС с целью побудить белорусское правительство улучшить свои показатели в области прав человека. Мы с коллегами из ЕС представили согласованную позицию. Мы отметили нашу готовность улучшить отношения, в том числе предпринять шаги, к которым стремятся белорусские официальные лица, при условии, что правительство ослабит внутренние репрессии. И снова белорусы оставили нас ни с чем.

Затем я отправился из Минска в Москву для консультаций и обсудил Беларусь с заместителем министра иностранных дел России. Я отметил, что Соединенные Штаты и Россия имеют конкурирующие геополитические интересы в отношении Украины, но этого не произошло в отношении Беларуси. В Минске не было никакого толчка к вступлению в Европейский Союз и нулевой интерес к НАТО. Ни Вашингтон, ни Европейский союз не требовали сближения с Беларусью. Основная цель Запада заключалась в том, чтобы заставить Лукашенко ослабить репрессии. Могли ли Соединенные Штаты, Европа и Россия работать вместе над этим вопросом?

Мой российский собеседник вежливо слушал, но язык его тела говорил иное. Внутриполитическая ситуация в Беларуси его не беспокоила. И в любом случае, если там что-то нужно будет делать, Россия справится сама.

Эта встреча в Москве снова пришла мне на ум в последние недели, когда белорусы протестовали против бутафорских выборов. Они протестуют так, как не протестовали почти три десятилетия с тех пор, как Беларусь стала независимым государством. В то время как Лукашенко, находящийся у власти 26 лет, выступает против вмешательства Запада, критика Запада сосредоточена на демократических нормах и украденных выборах. Горячего желания тянуть Беларусь на Запад нет. И у Европейского Союза, и у НАТО достаточно вопросов на повестке дня.

Точно так же протесты в Беларуси направлены на демократию, а не на геополитический курс на Запад. Кандидат в президенты Светлана Тихановская, которая, согласно достоверным данным экзитполов, выиграла президентские выборы 9 августа, заявила: «[Протестное движение] не является ни пророссийской, ни антироссийской революцией. Это не антиевропейская революция и не проевропейская революция. Это демократическая революция».

Отсутствие геополитической составляющей в нынешних протестах, пожалуй, не удивительно. Действительно, стоит подчеркнуть, что из всех государств, возникших в 1991 году из обломков Советского Союза, Беларусь казалась наименее уверенной в том, что делать с независимостью, и наиболее заинтересованной в поддержании тесных отношений с Россией.

Как и в 2004 году, Москва, по-видимому, не желает координировать свои действия с Западом в отношении того, как справиться с кризисом, вызванным неумелым руководством Лукашенко и сфальсифицированными выборами. Действуя в одиночку, Кремль стоит перед выбором. Выберет ли он поддержку Лукашенко или все более настойчиво сопротивляющегося народа?

Правительство России могло стать на сторону белорусского народа. Оно могло бы облегчить уход авторитарного президента на хорошую пенсию — на дачу в Подмосковье, где его соседом, возможно, стал бы бывший президент Украины Виктор Янукович. В этом случае Россия, скорее всего, получила бы стабильную Беларусь по соседству с народом, все еще — или, возможно, даже более — благосклонным к России и россиянам.

У такого подхода есть очевидный недостаток. Появление еще одной плюралистической политической системы на западной границе России может вызвать у российской общественности еще больше вопросов относительно того, почему они не могут пользоваться аналогичными правами.

Поддержка Лукашенко позволит России избежать подобных вопросов, но может повлечь за собой нечто гораздо худшее. Насильственные и продолжительные репрессии, поддерживаемые Кремлем, приведут к усилению радикализации белорусского населения, которое считает, что Россия препятствует его стремлению к большему политическому голосу. В ущерб Москве это может привести к появлению геополитических факторов, которые в настоящее время не обсуждаются в белорусском обществе. Это также может подогреть интерес к «присоединению» к Западу.

27 августа Владимир Путин объявил, что Россия уже организовала резервные силы полиции для оказания помощи Лукашенко в случае необходимости. Он должен пересмотреть это. За последние шесть лет политика интервенции Кремля сыграла важную роль в отталкивании Украины от России в сторону Запада. Хочет ли Москва повторить эту ошибку с Беларусью?

Как и Дональд Трамп в отношении пандемии коронавируса, Путин почти наверняка надеется, что протесты в Беларуси просто утихнут. Если не утихнут, и противостояние усилится, Путин окажется перед трудным выбором. В настоящее время он, похоже, склонен принять неправильное решение, которое будет дорого стоить России.

Стивен Пайфер, эксперт Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета, бывший посол США в Украине

Читайте также: Как белорусские айтишники работают на свержение режима Лукашенко

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей