Почему Украина осторожно высказывается о событиях в Беларуси

Наша дипломатия очень осторожна, потому что нет четкой позиции президента Зеленского.

Украина становится для белорусской оппозиции местом, где она надеется найти поддержку. Родненков и Кравцов — это не первые политические беженцы в Украине. Наша страна привлекательна для белорусов, хоть и говорят, что «события в Беларуси не имеют ничего общего с Майданом».

Наша дипломатия очень осторожна, потому что нет четкой позиции президента Зеленского. А когда мы говорим о президенте, то можем спокойно сказать об Андрее Ермаке — самом первом непубличном главе офиса президента, который не имел никакого опыта — ни международного, ни государственного, но при этом получил широкие возможности влиять и решать. Сейчас он открыто подчеркивает свое едва ли не определяющее влияние на международную политику Украины.

Путин откровенно признал Лукашенко легитимным президентом, состоится встреча. Россия сейчас фактически делает Беларусь частью союзного государства. И здесь, очевидно, продолжаются непубличные консультации. Мы это не можем знать, но я это понимаю. И здесь мы возвращаемся к Зеленскому, к идее не раздражать Россию. Ведь Зеленский сказал, что он — единственный президент, который может закончить эту войну уже в этом году.

Насколько сейчас отношения Украины и Беларуси могут влиять на настроения и планы лично Путина? Тут я могу видеть связь. Украина сделала совместное заявление с ЕС, но надо сказать снова, что и Европейский союз по отношению к тому, что делают в Беларуси, занимает позицию, мягко говоря, неадекватную. Это опять вызов.

Стоит понимать, что говоря «Беларусь» мы понимаем «Путин». Сейчас отравление Навального подняло немного градус, потому что еще несколько дней назад Меркель говорила, что надо достраивать Северный поток-2. В свою очередь, ЕС сделал совместное заявление, в котором сказал свое «фе» США относительно санкций по Северному потоку-2. ЕС часто в экономической политике выбирает экономические дивиденды. И события в Беларуси ЕС точно воспринимает как события, очень близкие к Путину. Поэтому когда ЕС вырабатывает позицию в отношении Беларуси, не имея четкой позиции в отношении Путина, он не может определиться. Интересно, что еще Путин должен сделать, чтобы стало понятно — именно он последний диктатор Европы, а не Лукашенко.

И вполне понятно, что это означает для Украины, для Зеленского — мы ведь тоже хотим идти в фарватере с ЕС. Но Беларусь для нас — это потенциальная возможность открытия еще одного фронта против Украины, если срстоится реализация планов Путина, и она станет частью союзного государства, где не Лукашенко будет лидером. Поэтому это все очень сложно.

С другой стороны, все эти геополитические игроки очень зависимы от позиции и от возможных изменений в администрации президента США после выборов в ноябре. То есть можно прогнозировать, что кардинальных изменений до выборов США не будет. Будут колебания — шаг туда, шаг сюда. Меня беспокоит одно: в этих очень сложных геополитических раскладах Украина имеет очень непрофессионального руководителя. И я имею в виду Андрея Ермака, который сейчас фактически играет первую скрипку.

Олег Рыбачук, глава Центра общих действий, бывший вице-премьер Украины по вопросам европейской интеграции

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей