Карантин. Во сколько Украине обойдется локдаун

В долгих дискуссиях по поводу того, быть или не быть новому локдауну, поставлена точка. Сразу после Рождества нас ждет новый жесткий карантин. Как пообещал премьер Денис Шмыгаль, он будет с 8 по 24 января.

Назовем их "зимние каникулы ради безопасности", уточнил он. На это время будет запрещена работа:

  • кафе, ресторанов и баров (кроме доставки и на вынос);
  • магазинов непродовольственных товаров (кроме продажи средств связи, гигиены и зоотоваров);
  • кинотеатров, фитнес-клубов, спортзалов, театров и ТРЦ.

Также отправят на дистанционку все учреждения образования, кроме детских садов. А общественный транспорт будет работать в прежнем режиме.

Минус 8% ВВП

В какую сумму обойдутся "зимние каникулы" от правительства экономике страны, пока остается только гадать. Впрочем, даже без учета грядущего локдауна экономическая ситуция неутешительная. А ограничения только усилят эту тенденцию.

"Последствия 2020 года для экономки Украины являются очень тяжелыми. Вместо ожидаемого роста ВВП на 4,5% уходящий год принес нам падение на 6%. Разница между прогнозным и реальным показателем более 8%. Это очень существенно. Если же смотреть по ключевым секторам экономики, то вместо роста промышленности на 5% мы имеем падение почти на 8%. Если говорить об аграрном секторе, то от ожидаемого роста 6% на сегодня у нас минус 15%. Хотя такой огромный провал объясняется тенизацией. Очевидно, что наши крупные аграрии решили взять пример с финансово-промышленных групп и начали активно использовать разнообразные офшорные и прочие схемы по уходу от налогов", — говорит экономист Андрей Новак.

Крупный и средний бизнес недосчитался $10 млрд

В денежном эквиваленте ущерб от коронакризиса за 2020 год для реального сектора оценивается в более чем $10 млрд. Так, например, в этом году крупные и средние предприятия страны, только по официальным данным, не досчитались 249,5 млрд грн. В частности, прибыль крупных и средних предприятий по итогам первых 9 месяцев, по данным Госстата, составила 93,3 млрд грн. Годом ранее она была практически в четыре раза больше — 342,8 млрд грн. А доля убыточных предприятий с начала года увеличилась с 22,7% до 34,8%. Иными словами, каждое третье предприятие в стране сегодня работает в убыток.

Уходящий год полностью перевернул состояние дел в целом ряде отраслей. Например, прибыльные в 2019 году отрасли транспорта, ресторанного и гостиничного бизнеса, брокерской деятельности, а также сферы искусства, спорта и развлечений 2020 год заканчивают с убытками в несколько десятков миллиардов гривен.

Сфера транспорта по итогам трех кварталов получила убытки на 14,9 млрд грн, тогда как в 2019 году прибыль составляла 8,1 млрд грн. Сфера ресторанно-гостиничного бизнеса демонстрирует убытки в размере 2,9 млрд грн против 2,6 млрд грн прибыли годом ранее. Ушла в минус и сфера развлечений и спорта — 2,3 млрд грн убытков против 416,9 млн грн прибыли в 2019 году. Не удалось сохранить положительную динамику и в промышленной отрасли, которая погрузилась в убытки на 44,9 млрд грн против 155,4 млрд грн прибыли в прошлом году.

В остальных отраслях предприятия хоть и держатся в плюсовой зоне, но значительно сократили свою прибыль. Так, сфера строительства потеряла 2 млрд грн, сократив прибыли с 3,6 млрд до 1,6 млрд грн, отрасль оптовой торговли и ремонта авто недосчиталась 50 млрд грн. А сельское хозяйство (без учета предприятий, которые занимаются растениеводством, животноводством и смешанным сельским хозяйством, по сути, крупные агрохолдинги. — Авт.) 2020 год, похоже, окончательно отправил на дно, увеличив убытки более чем в два раза — с 43,3 млн до 92,8 млн грн.

Кому кризис в радость

На общем фоне выделяется всего одна отрасль, которая в кризисный год не только сохранила свои прибыли, но и смогла их приумножить. Банки и страховые компании увеличили прибыль в три раза — с 46,3 млрд до 165,1 млрд грн.

Как объясняет аналитик института Grouford Алексей Кущ, секрет успеха прост: украинская банковская система никоим образом не коррелирует с реальным сектором экономики. "Если бы банки кредитовали предприятия промышленности, то сегодня и они были бы в кризисе вместе с реальным сектором. Но у нас в последние годы создали абсолютно герметическую модель, которая никак не связана с реальным сектором. Банки зарабатывают в основном на государственных инструментах: ОВГЗ, депозитных сертификатах НБУ и пр.", — говорит "Вестям" Кущ.

В то же время, как считает завотдела финансов реального сектора Института экономики и прогнозирования НАН Украины Владислав Зимовец, положительные результаты финансового и страхового сектора временные. "Источником прибылей финансового сектора всегда является финансовый результат реального сектора. Поэтому, я думаю, есть небольшой временной лаг. То, что произошло в реальном секторе, отразится на финансовом через несколько кварталов", — сказал Зимовец.

Спасла тень

Сколько миллиардов потеряли представители малого бизнеса, остается только догадываться, говорит "Вестям" глава Ассоциации малого и среднего бизнеса Руслан Соболь. "Я еще в конце марта — начале апреля прогнозировал, что потери составят порядка 20–25%. Это если глобально и в оборотах, и в прибылях. В цифрах же посчитать очень сложно. Кто-то потерял 40%, а кто-то — 100%, а есть те, кто демонстрирует рост, — тот же e-commerce. А совсем недавно мы еще раз считали эту цифру и вышли на показатель минус 18%. Почему такая разница? Ответ прост: у нас есть спасательный круг, то, с чем мы очень сильно боремся — теневой сектор. Но именно он сегодня нам очень сильно помогает. Ведь это те же рабочие места, покупательская способность и пр.", — пояснил Соболь.

Рост безработицы и заморозка социальных стандартов

При этом, как говорит Владислав Зимовец, за всеми этими цифрами скрываются вполне понятные и очевидные для каждого украинца последствия. "Это в первую очередь сокращение рабочих мест и зарплат в реальном секторе, что, конечно же, найдет свое отражение в бюджете в виде недополучения налога на прибыль. Все это привело к тому, что уже сегодня бюджет испытывает существенные трудности. Внешней помощи ожидать не приходится, так как МВФ приостановил программу помощи. Поэтому зарплаты учителям, медикам не будут повышаться в тех объемах, которые предполагались ранее. Пенсионный фонд испытывает огромный дефицит, что уже в скором времени может вызвать проблемы с выплатами пенсий. И хотя решение о секвестре еще не принято, оно уже витает в воздухе", — сказал Зимовец.

Еще одним неприятным последствием, которое мы получили в этом году, стал рост безработицы. По последним данным Госстата, в первом полугодии он составил 9,6%. А по оценкам Торгово-промышленной палаты (ТПП) Украины этот показатель еще выше — 13,7–15,4%. "Это самый высокий показатель за последние 15 лет", — подчеркивает президент ТПП Геннадий Чижиков.

В то же время, как отмечает Соболь, безработица усугубится и в следующем году. "Это только начало. То, что публикуется в Госстате, смело можно умножать на три. Многие люди просто не идут на биржу труда, а ищут работу самостоятельно у себя в районных центрах, селах, через друзей, или вообще сидят дома и никуда не идут после того, как ушли с прошлой работы. И государство их просто не видит. Этот процесс перейдет в 2021 год и будет только усиливаться", — говорит Соболь.

Впрочем, есть и хорошие моменты. "Есть отрасли, которые растут, — ИТ, электронная коммерция. И в них требуются специалисты. У каждого есть возможность переучиться и найти себя там. То есть ситуация небезвыходная. Мы точно выйдем из кризиса другими, у нас точно появятся новые отрасли, которые будут связаны с удаленкой, интернетом. И в этой части очень важный вызов перед правительством — найти возможности, чтобы отобразить новые отрасли в налоговых поступлениях", — сказал Соболь.

Дефолт близко

Уходящий год, как никогда ранее, приблизил Украину к секвестру, а в более долгосрочной перспективе — и к дефолту. За 10 месяцев бюджет выполнен с дефицитом в 112,2 млрд грн, что в четыре раза превышает дефицит за аналогичный период прошлого года. В таких условиях без внешней поддержки держаться на плаву будет практически невозможно.

"Если мы не получим транш МВФ, это будет катастрофа. Ведь транш фонда — не просто деньги, но и сигнал всем остальным о том, что в эту страну можно стабильно инвестировать. Если сигнала не будет, в условиях необходимости погашения долгов, это станет очень большой проблемой для Украины. Вот здесь уже будет реальная угроза, что это правительство снесут, будет секвестр и большие политические пертурбации. И да, все это вполне реально. Если в сентябре 2021-го мы не сможем погасить $3 млрд, то это будет технический дефолт. И сразу апокалиптический сценарий", — заявил заместитель главы Комитета ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Ярослав Железняк.

При этом размещение ОВГЗ, которое помогало экономике на протяжении последних нескольких лет, больше недоступно. "Те долговые источники, которые предполагались, в этот раз уже не сработают. На рынке просто не осталось свободных денег. А желание банков покупать ОВГЗ очень низкое. Последние аукционы показали, что Минфин испытывает очень большие трудности в размещении облигаций по тем процентным ставкам, которые есть. А если проценты будут выше — это будет означать дополнительную долговую нагрузка на следующие периоды, что не есть хорошо", — говорит Зимовец.

В такой ситуации у правительства остается всего два выхода: или включать станок и девальвировать гривню, или же объявлять секвестр, а в худшем случае — дефолт.

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей