Гаагский суд: долго ли ждать решения по Донбассу и Крыму

Гаагский суд: долго ли ждать решения по Донбассу и Крыму
Читать эту новость на украинском

Расследование Международного уголовного суда в отношении военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных на Донбассе, вряд ли приведет к реальному наказанию большинства виновных. Но назвать не только непосредственных исполнителей, но и высокопоставленных виновников этих преступлений в Гааге смогут.

На выходных стало известно, что прокуроры Международного уголовного суда в Гааге после пяти лет изучения доказательств и размышлений приняли решение о том, что существуют достаточные основания для начала расследования военных преступлений и преступлений против человечности на Востоке Украины и в аннексированном Крыму.

При этом расследование, по словам прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуды, будет проводиться только в отношении "военных преступлений и преступлений против человечности в пределах юрисдикции Международного уголовного суда". В принципе, уголовный суд в Гааге занимается и случаями преступной международной агрессии. Что, по логике, является точным описанием действий, совершенных Россией в отношении Украины в течение последних 6 лет.

Но штука в том, что Украина так и не ратифицировала Римский статут в полном объеме. В 2015 году Украина признала "частичную юрисдикцию" Международного уголовного суда по событиям в Крыму и на Донбассе — но исключительно о преступлениях против человечности и военных преступлений. Поэтому агрессию в Гааге расследовать не будут.

С одной стороны, вся история с Международным уголовным судом выглядит несколько странно. Во-первых, темпы работы этого правового института являются таковыми, что до приговора могут не дожить ни жертвы, ни исполнители преступлений. Например, за геноцид в Сребренице и преступления против человечества Радован Караджич получил свой приговор в 2016 году — более чем через 20 лет после событий. А финальная жесткая версия приговора была принята в 2019 году.

Во-вторых, в ноябре 2016 года Владимир Путин издал распоряжение о выходе России из-под юрисдикции Международного уголовного суда. Что, очевидно, приведет к практической безнаказанности преступников на территории России — где, без сомнения, большинство из них находятся. То есть результаты работы Международного уголовного суда будут больше напоминать морально-этическую оценку событий на Донбассе, чем обязательный для исполнения судебный приговор.

С другой стороны, правосудие, пусть даже запоздалое и не дополненное реальным наказанием для виновников, всегда является позитивом. Хотя бы для того, чтобы через десять лет какой-то очередной Медведчук не убеждал потребителей телепродукции в том, что "все было не так". Ну, или в том, что "виновны были обе стороны". Просто черное должен быть названо черным — для того чтобы раз и навсегда прекратить дискуссии на эту тему, по крайней мере в среде сколько-нибудь адекватных людей.

Во-вторых, Международный уголовный суд может приговорить не только непосредственных исполнителей, но и их руководителей любого уровня. Тот самый Караджич не расстреливал мусульман в Сребренице, а также не подавал снаряды во время обстрелов Сараево. Он просто знал о действиях своих подчиненных, не препятствовал им и даже давал соответствующие приказы. В принципе, Владимир Путин занимался точно тем же. И есть ненулевые шансы на то, что Международный уголовный суд когда-нибудь скажет слово и о ключевом виновнике преступлений на Донбассе.

А еще одним интересным моментом в этой истории является "измена", которую активно разгоняют пророссийские СМИ в Украине. Речь идет о том, что объектами расследования в Гааге могут стать и украинские военнослужащие. В частности, за то, что "согласно украинскому законодательству, украинские военные не имели права воевать со своими гражданами". А также за гипотетические преступления против человечности, которые они могли сделать.

Что касается первого пункта — он является полной ерундой. Международный уголовный суд не занимается нарушениями в сфере ненадлежащего использования властных полномочий и размышлениями на тему кто именно — Верховная Рада или СНБОУ — должны были первыми выдать распоряжение о начале антитеррористической операции. И как все это соотносится с украинской Конституцией. Это просто находится далеко за пределами компетенции этого суда.

А относительно "преступлений против человечности" со стороны украинских военных и добробатов, то Гаагский трибунал — это не Окружной суд в Москве. И даже не районный итальянский суд, где в течение двух лет роспропаганду воспринимали как реальные доказательства против нацгвардейца Маркива. Поэтому "состряпать что-то для Гааги" сепаратистам и Кремлю будет весьма непросто.

Чисто теоретически, возможно, что в ходе расследования всплывет какая-то информация о нарушениях со стороны украинских военных. Но наказание людей, действительно виновных в преступлениях, например, против мирного населения — это процесс, в котором Украина заинтересована не меньше, чем гаагский суд.

Конечно, есть государства, которые принципиально не подписывают Римский статут и не собираются делегировать права международному суду наказывать своих граждан. Речь идет о США, Израиле и, например, Иране. Но все они способны в той или иной степени сами справиться с наказанием виновных за преступления против своих граждан. Пока Украина не продемонстрировала таких возможностей — остается надеяться на медленное, забюрократизированное, но все-таки честное и неподкупное международное правосудие.

Тарас Паньо

Загружаем комментарии..

Читать комментарии

Новости

analytics