Чего Зеленский ждет от Байдена

Владимир Зеленский заигрывает с Джо Байденом, но тот унаследовал посттрамповский мир, в котором каждый занимается своими интересами.

Поздним вечером в субботу, 19 декабря, сайт Офиса президента выкатил длинное интервью Владимира Зеленского американской газете New York Times.

Далеко не все из этого интервью вошло в статью, которую по итогам беседы с украинским президентам написал журналист Эндрю Крэмер. Но интервью, тем не менее, интересно само по себе.

Зеленский рассыпается в комплиментах новоизбранному американскому президенту Джо Байдену, рассчитывая, что Украина станет одним из приоритетов его официальной каденции.

Но надо же понимать, что Байден 2015 года и Байден 2020 года — это два разных Байдена. Правление Дональда Трампа изменило и американскую политику в целом, и настроения американского общества. Возврата к определяющей роли Америки в мировых геополитических раскладах, скорее всего, не будет, ведь не ради этого американцы голосовали за Байдена.

Да, Байден может в очередной раз красноречиво напомнить Украине, что та должна бороться с коррупцией и проводить политику деолигархизации. Но об этом регулярно напоминала и Кристина Квин, руководительница Посольства США при президентстве Трампа.

Вряд ли Госдеп вернется к микроменеджменту в украинском вопросе, когда он отслеживал любые, даже минимальные движения в украинском политическом пространстве.

Прошли те времена, когда Госдеп беспокоился делом Стерненко или внимательно вчитывался в решения Печерского райсуда. Эта политика не оправдала себя, ведь после нее в украинском информационном пространстве поселился миф о "внешнем управлении". Байдену совсем не хочется устраивать в Украине "внешнее управление".

Не хочется хотя бы по той причине, что Украина и сама знает, что ей нужно делать. Очевидно же, что нужна и судебная реформа, и реформа правоохранительных органов, и взвешенная макроэкономическая политика. Не надо ходить к Байдену в Белый дом, чтобы услышать о приоритетности этих направлений.

Судя по интервью Зеленского New York Times, Офис президента ждет, что Байден предложит новую американскую и, следовательно, международную повестку для Украины. Но нет. Это Украина должна предложить миру новую повестку в отношении себя.

Этот момент напоминает мне один случай из моей жизни. Однажды я поступал в Гарвардский университет, удачно прошел все этапы тестов, предложил тему исследования об украинской олигархической экономике, но на финальном интервью с куратором исследовательской программы я услышал: "Вы очень сильный кандидат, но мы здесь, в Гарварде, совсем не специалисты по Украине. Вы в Украине разбираетесь гораздо лучше нас. Мы не сможем вас ничему научить по вашей теме. Вот если бы вы предложили исследовать, скажем, экономическое поведение американских миллениалов — мы бы взяли вас на нашу исследовательскую программу".

Точно так же и Байден. Он — опытный политик, президент США все-таки, но если Зеленский сам не предложит качественную повестку, Байден ничем не сможет ему помочь. У него — целая планета в фокусе с ее горячими точками, торговыми конфликтами, нарушениями прав человека и падением доверия между двумя берегами Атлантики. Байден — прежде всего специалист по Америке, а не по Украине.

Для тех, кто хочет понимать, чем на самом деле живет Демократическая партия США, стоит следить за конгрессменом Александрией Окасио-Кортес в соцсетях. Конечно же, умы американских демократов обращены в сторону политики вакцинации населения от COVID-19. Информационная борьба с антивакцинаторами, цена вакцин, маржа фармкомпаний-производителей — вот что волнует сейчас штаб Байдена, расположенный в штате Делавэр.

Хорошо, конечно, что Зеленский приглашает Байдена в Киев. Это больше, чем просто приглашение к визиту — это скорее приглашение наконец-то заняться Украиной по-настоящему. Но здесь уже начинается повестка Зеленского.

Он не очень хочет в сотый раз слышать о борьбе с коррупцией — ему бы Нормандский формат оживить, Крымскую платформу запустить. А для этого нужны американские ресурсы.

Байден же вряд ли захочет начинать свое правление с обострения текущих конфронтаций. Вряд ли в первую его неделю в Белом офисе президентская администрация США выпустит ряд громких заявлений с критикой Владимира Путина или китайского лидера Си Цзиньпина. Байден захочет для начала всем дать шанс, даже привычным диктаторам.

Президентская кампания Байдена хоть и проходила под знаменами «новой нормальности», но все больше касалась повышения налогов для самых богатых американцев, возвращения Америки к международным климатическим договоренностям, борьбы с COVID-19.

Байден, конечно, собирается отличаться от Трампа, но он очень четко понимает, что унаследовал пост-трамповскую Америку, где Трамп и его политический курс все еще популярны. И в поствыборном заявлении Байдена о том, что он будет президентом не только для своего электората, но и для всей Америки, однозначно читается посыл о том, что Байден не будет тем Байденом, каким он был во времена Барака Обамы.

Дело не в том, что Байден изменился. Дело в том, что изменилась Америка. Да, New York Times легко получает доступ к Зеленскому и выполняет, по сути, работу украинских медиа. Но это еще совсем не означает, что Америка собирается быть для Украины тем, чем она сама должна быть для себя.

Можно ли это изменить? Можно ли сделать политику США в отношении Украины более проактивной? Конечно. Но для этого надо сильно расширить рамки политических форматов, к которым привыкли на Банковой.

Во-первых, надо избегать крупных скандалов. Во-вторых, прекратить кивать головой в сторону Петра Порошенко, обнажая общественные травмы 2019-го. Порошенко, в конце концов, уважают в США. В-третьих, надо навести порядок в украинских судах.

Байден не будет писать законопроекты о реформе украинских судов. Байден не будет звонить главе Налоговой службы Украины каждый раз, когда бизнес страдает от несправедливых наездов. Байден не будет поручаться за каждый займ Минфина ради снижения процентных ставок. Да и не захочет будущий американский президент предоставлять то, что называют непрошенными советами. У него и других дел полным полно.

Но Байден может включить всю силу американской экспертизы там, где Украина захочет проводить рыночные реформы. Например, в секторе энергетики, в использовании антимонопольного законодательства, в построении качественного локального финансового рынка.

Не надо видеть в Америке вечного участника очередной из холодных войн. Америка — это крупнейшая экономика мира, которая много раз доказала, как работают законы этой самой экономики и почему никто и ничто не может заменить истинный дух предпринимательства и индивидуального креатива.

Вот там, в богатстве американского бизнеса лежит ключ к разгадке вопроса о том, какое будущее у американо-украинских отношений. Официальные политические отношения оживятся в том случае, если оживятся отношения между двумя странами в частном секторе.

Глубинная мечта украинского обывателя о том, что Америка введет наконец войска НАТО и выдавит россиян из Крыма и Донбасса, не имеет под собой реалистичной почвы. Америка — это партнер, который готов поддерживать Украину в ее нестабильных отношениях с внешним миром. Но для этого Украина сама должна понять, чего она хочет и на что она готова ради своих желаний.

Иван Верстюк

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей