IT-суверенитет: что Евросоюз имеет против Google

IT-суверенитет: что Евросоюз имеет против Google

Европейцы по примеру США начали «призывать к порядку» мировых IT-гигантов, по доходам уже превосходящих многие страны мира. Проблема в том, что все эти гиганты — американские, а Вашингтон с Брюсселем готовятся снова дружить

Дошли до законопроектов

Уже лет пять руководящие органы Евросоюза обсуждают проблему засилья на рынке континента американских интернет-компаний, выражают озабоченность, выносят вердикты и принимают резолюции. Но только сейчас дело дошло до реальных действий.

В середине декабря Еврокомиссия представила два законопроекта, которые позволят европейским регуляторам штрафовать IT-гигантов на сумму до 10% глобальной выручки, а в случае злостных нарушений — принудительно разделять их. Первый документ — проект закона о цифровых рынках, он регулирует антимонопольные нарушения IT-компаний. Второй законопроект предусматривает наказания за публикацию нелегального контента — такого, как пропаганда терроризма.

Закон о цифровых рынках вводит понятие «привратника» (gatekeeper) — так будет называться компания, контролирующая платформу, на которой, в свою очередь, работают сторонние игроки. Статус привратника (это не привилегия, а, наоборот, сумма обязанностей) будут присваивать компаниям, контролирующим сервисы, которые являются важной точкой входа на рынок и доступа к клиентам для остальных игроков. Если можно так выразиться, речь о «естественных монополиях» цифровой экономики.

Характерные примеры — магазины приложений Apple и Google для разработчиков приложений или Booking.com для отелей. Предугадать, кого назначат привратниками, несложно уже сейчас. Последние несколько лет в качестве негативных примеров в документах ЕС регулярно упоминаются Apple, Booking.com, Google и Amazon.

Стать привратником придется действительно большой IT-корпорации: ее выручка в Европе должна быть не меньше 6,5 млрд евро, капитализация — минимум 65 млрд евро. Обязанности привратников — обеспечивать всем своим клиентам равные условия работы, запрет на создание преференций для собственных сервисов (особенно болезненно для Google) и использовать данные своих b2b-клиентов для конкурентной борьбы (забеспокоился владелец Amazon Джефф Безос). Им также придется разрешить пользователям выбирать разные политики предоставления персональных данных для каждого сервиса на платформе.

Наконец привратники должны будут согласовывать с властями даже небольшие сделки по слиянию и поглощению, а также по инвестированию. При ныне существующем законодательстве такие сделки не попадают под антимонопольное согласование. Это позволяет американским (и китайским) техногигантам выкупать на корню перспективные европейские стартапы, чтобы в дальнейшем их закрыть (как нежелательных потенциальных конкурентов) или интегрировать в свои экосистемы (пример — эстонская компания Skype, купленная Microsoft).

Если бы новые законы уже работали, Google в 2019 г. рисковал бы заплатить $16 млрд в виде штрафов, а Apple — $26 млрд. А если техногигант нарушит правила многократно, то в качестве наказания предлагается принудительное разделение подразделений компаний в Европе или даже принудительная продажа европейских активов.

С «нехорошим» контентом все проще. Законопроект предполагает штрафы до 6% глобальной выручки в случае отказа компании удалять то, что признано в Европе неприемлемым. Однако в данном случае, во-первых, интернет-компании и сами жестко цензурируют все, что шевелится (кто получал в Facebook бан за слово «москаль», тот знает). А во-вторых, американским IT-гигантам удалось в ходе подготовки законопроектов пролоббировать очень важную оговорку: в законопроект не был включен пункт об ответственности соцсетей и других публичных площадок (например, web-форумов) за пользовательский контент.

По примеру США? Не совсем

Между тем в США у техногигантов уже начинает гореть земля под ногами. Несмотря на то что к власти приходит президент-демократ — а Кремниевая долина традиционно голосует за демократов, — при Джо Байдене IT-корпорациям будет куда менее уютно, чем при Дональде Трампе.

Мы не так давно описывали ситуацию: уже поданные разными регулирующими органами антимонопольные иски грозят Google принудительной продажей Chrome, а Facebook — отделением Instagram и WhatsApp. То есть американцев беспокоит монопольное положение компаний на рынке, это отголосок войн государства с монополистами еще в XIX веке.

Европейцев же больше интересуют дела финансовые: такие цифровые гиганты, как Apple, Google, Facebook, Amazon, аккумулируют огромную прибыль, оказывая услуги в странах ЕС, но при этом налоги они платят по самой низкой ставке, открывая штаб-квартиры, например, в Ирландии и Нидерландах. А потому в Евросоюзе для транснациональных IT-компаний давно обсуждается вопрос перехода к уплате НДС на территории оказания услуг.

Например, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) призывает к выработке единого налогового подхода в странах — членах организации. Однако США, резидентами которых являются большинство IT-гигантов, выступают категорически против такого фискального подхода.

Пока членам ЕС не удавалось прийти к согласию относительно налогообложения «американцев», отдельные государства «сепаратно» вводили НДС на услуги, контент и продукты зарубежных IT-компаний. Кстати, и в Украине подобный налог, известный как «налог на Google», тоже обсуждается.

В ответ американские техногиганты после пары-тройки предупреждений начинают перекладывать дополнительные налоговые расходы на плечи потребителей. Так, Google, Amazon, Apple и другие компании с ноября подняли комиссию за свои услуги в ряде стран Европы в среднем на 2–3%.

01343db5-ffd5e73799b40139e9af644ffb9db16

Еврокомиссары на обсуждении Закона о цифровых услугах (Digital Services Act)

IT-индустрия — это та сфера, в которой Европа катастрофически отстает не только от США, но даже от Китая, Японии и Южной Кореи. Можно, конечно, вспомнить Nokia, Ericsson, Spotify или SAP, но в целом список весьма скромен.

Причем разрыв увеличивается все более быстрыми темпами. В конце августа капитализация американских IT-компаний обогнала по биржевой стоимости ($12 трлн) вообще все европейские компании, входящие в широкий индекс Stoxx 600.

Понятно, что в 2020 г. долгосрочная тенденция общего роста рынка электронной коммерции была поддержана режимом карантина, когда люди сидели в изоляции и массово использовали соцсети и различные онлайн-площадки. Только за первое полугодие уровень проникновения электронной коммерции в США вырос в два раза (с 16 до 33%). Сейчас 75% американских домохозяйств имеют учетную запись Amazon Prime, 50% — учетную запись в Netflix.

Параллельно американские онлайн-ритейлеры наращивают доходы и обороты в Европе (Amazon, например, строит склады десятками), а местные компании перехватить инициативу не могут. В принципе в этом нет ничего удивительного: Amazon, Alphabet (владеет Google) и Facebook — компании с сильными бизнес-моделями, построившие целые экосистемы, ориентированные на рекламные, облачные и прочие цифровые технологии. Локальным игрокам конкурировать с ними трудно, если, конечно, государственный протекционизм не закреплен законодательно.

Тем не менее аналитики задаются вопросом: почему Европа так катастрофически отстает в IT-индустрии? Особенно если учесть, что объем экономики ЕС — $17 трлн, что сравнимо с американскими показателями и больше китайских. В Европе также нет нехватки талантов. В чем же причина?

Одни эксперты считают, что причина в более слабой инфраструктуре венчурного финансирования. Да и сами раунды инвестиций в Европе значительно меньше по размеру. А ведь именно щедрые вложения от инвесторов помогают IT-компаниям быстро занимать значительные доли рынка, чтобы преуспеть.

Есть и другое мнение: традиционная культура старой Европы крайне далека от инновационной культуры Кремниевой долины — и это даже более важно, чем доступ к инвестициям. В Америке намного легче получить менторскую консультацию, помощь или совет от ветеранов индустрии или попасть в оазис для предпринимателей — инкубатор стартапов.

Европейцы все это понимают и начинают вкладывать в IT-стартапы намного больше денег. Как указывается в отчете о европейской индустрии венчурного капитала, 2020-й станет рекордным для европейских стартапов по объему привлеченных инвестиций. Сегодня главный хаб венчурного капитала в Европе — Лондон, на втором месте — Париж, на третьем — Стокгольм, который впервые обогнал Берлин. Что касается направлений, то инвестиции в health tech растут, в travel — падают, а самый бурный рост показывает финтех. И одновременно европейские IT-компании стали реже открывать офисы в США, сосредоточившись на завоевании своих рынков.

Понятно, что американские IT-гиганты от европейского рынка не откажутся, хотя цены (на рекламу и на платные сервисы), конечно, поднять могут. Но после принятия законопроектов европейский бюджет явно начнет получать заметно больше денег от американских IT-гигантов. В Брюсселе официально не комментируют, куда пойдут дополнительные средства. Но, судя по публичным выступлениям европейских политиков, эти деньги логичным образом направят на преодоление европейского IT-отставания.

Впереди — долгие переговоры

ЕС уже трижды штрафовал Google на сумму свыше 8 млрд евро за продвижение операционной системы Android через собственный поисковик, Apple попадала под расследование за навязывание пользователям iPhone сервиса Apple Music, а Facebook и Amazon были наказаны за использование личных данных пользователей для продвижения собственных товаров и услуг. Однако пока европейские штрафы и другие санкции не оказали должного влияния на американских монополистов.

Представленные сейчас законопроекты должны изменить ситуацию, но в Брюсселе признают, что их принятие может затянуться на год-два. И дело не только в знаменитой европейской бюрократии. Европейцам совсем не с руки ссориться с Вашингтоном сейчас, когда к власти пришел Джо Байден, уже заявивший о возобновлении переговоров по трансатлантической зоне свободной торговли. То есть Европа получает хороший инструмент для будущего торга с США. И если выгоды от трансатлантической ЗСТ будут превосходить возможные выгоды от ограничения американских IT-гигантов, то законопроекты вполне могут быть и не приняты. Или приняты, но с совсем другими условиями и размерами штрафных санкций.

С одной стороны, американский президент — независимо от того, кто занимает Белый дом, — должен и будет защищать интересы американских корпораций на зарубежных рынках. Хотя защищать можно по-разному. Можно — заявлениями, можно — заградительными пошлинами. Трамп обычно выбирал второй вариант. Байден же анонсировал улучшение отношений с главными торговыми партнерами США. Так что и он, скорее всего, предпочтет решать проблемные ситуации через переговоры. А значит, объединенная Европа сегодня может надеться или на выгодный договор о ЗСТ со Штатами, или на то, что американские IT-гиганты сильно поумерят свои аппетиты.

Новости

analytics