Большая игра: какую стратегию выбрал Байден для Китая

Большая игра: какую стратегию выбрал Байден для Китая

После смены администрации в Вашингтоне противостояние между США и Китаем за преобладание в Европе – в первую очередь в экономической зоне, на общем рынке Европейского Союза – разгорается с новой силой, сообщает Деловая Столица.

Предсказуемо неправыми оказались те комментаторы, которые пророчили Джо Байдену более мягкую, "отступательную" тактику в отношениях с Китаем – этого не происходит. Скорее, в рамках существующих у Америки возможностей демократы намерены отступить от хаотических практик времен Трампа и "душить" Китай системно.

Пределы гегемонии

Возвращение Соединенных Штатов к мировому лидерству и признание за КНР статуса главного соперника при назывании России оппонентом – постоянно звучащий лейтмотив выступлений нового президента и членов его команды.

Провозглашенная Белым домом доктрина внешней политики для среднего класса предполагает сдерживание Китая в плоскости перехвата рабочих мест, инвестиций, рынков сбыта и технологий, восстановление надежных отношений с группами союзников США в затрагиваемых этими процессами регионах планеты.

Тем временем наблюдатели за китайскими политическими процессами отмечают, что попытки диалога правительства КНР с администрацией Байдена на данный момент методично проваливаются. Таким образом, нынешний американский кабинет, похоже, вовсе не собирается откатывать назад меры, предпринятые на азиатском направлении предшественниками, а скорее попытается построить на этом наследии некие долгосрочные алгоритмы.

Однако если в Азиатско-Тихоокеанском регионе исправить ряд ошибок, совершенных во второй половине 2010-х, можно довольно быстро (в силу относительной простоты местной модели отношений и политических систем входящих в нее стран), то в Европе исходная позиция США выглядит сегодня крайне проблематичной.

Стоит отметить, что проблему пределов американской гегемонии вполне сознают в нынешнем Вашингтоне. Отсюда и риторика, посвященная совместным усилиям с союзниками, под которыми понимаются страны ЕС, Великобритания, Канада и Австралия (ведущая, кстати говоря, собственную торговую войну с Китаем).

Эти усилия и должны (так предполагается) подкрепить мировое американское лидерство – в то время как о концепциях офшорной гегемонии, дистанционной проекции силы или блистательного одиночества правящая часть истеблишмента сегодня не упоминает, как бы отсекая долю преемственности с периодами Буша, Обамы и Трампа, при этом симпатизируя стилистике Картера (моральное лидерство) и Клинтона (доброжелательная однополярность).

Собственные нотки Байдена добавляют в этот формирующийся конструкт трагизм нашего времени – глобальные угрозы, силы зла и отрицания добродетелей Просвещения, объявившие гибридную войну Америке и воплощаемые Россией, Китаем и пока что не конкретизированными режимами угнетения собственного населения.

Вместе с тем встраивание именно европейской проблематики в подобный взгляд на вещи сталкивается с рядом небанальных препятствий. Ведь сфокусировав свое внимание на развале или парализации межгосударственных институтов, администрация Трампа развязала руки не только себе, но и многим прочим.

Причем как тем из них, кто смотрит на Европу хищными очами извне, так и тем, кто в ней самой не прочь воспользоваться релятивистским кризисом, порожденным потрясениями в глобальной метрополии. Таковой США все еще являются с точки зрения военно-политического, технологического, в значительной степени экономического, но (либо уже, либо все еще – не) морально-нравственного ресурса.

Вторая группа – внутренние европейские диверсанты, в число которых входят такие страны как Австрия (не член НАТО, но член ЕС) и ее маленькие аналоги в виде Люксембурга (член ЕС, но не НАТО) или Лихтенштейна (не входит в оба блока, принадлежа к старомодной Европейской ассоциации свободной торговли).

Воздействовать на эти страны для Америки довольно сложно с институциональной точки зрения, что мы и наблюдаем в частном кейсе с попыткой добиться экстрадиции Дмитрия Фирташа. Перечисленные страны традиционно проводят политику этической свободы от сомнений в нравственности привлечения инвестиций и получения торговых выгод из государств, управляемых криминальными или тоталитарными режимами.

Затравка для торга

Увы, подобными реликтами европейская фронда против американского лидерства далеко не исчерпывается. За пределами НАТО, но с размещенной на своей территории базой британских ВВС находится член ЕС Кипр, по похожему алгоритму с Великобританией взаимодействует и член ЕС Мальта.

Но эта группа промежуточная – серия чисток, инициированная американским Минфином за прошедшие годы, при бесстрастном отношении к этому вопросу Лондона и Брюсселя более или менее привела в чувство эти небольшие островные государства. Прекратила свое позерство и Италия, находящаяся в тяжелой зависимости от транснациональных банков, в ядре которых в обороте находится вовсе не евро.

Более опасными для задачи восстановления трансатлантического партнерства являются сегодня две пары европейских стран: обиженные Франция и Германия и нелиберальные Польша и Венгрия. Вторая пара весьма комфортно чувствовала себя в президентство Трампа, но если с Варшавой конструктивный диалог будет восстановлен, то с Будапештом дело обстоит сложнее. Встречающее свою одиннадцатую весну правительство Виктора Орбана успело глубоко запутаться в китайской (и частично российской) паутине, а сам дунайский приятель Трампа с возрастом утрачивает гибкость.

Похоже, хорошего сценария здесь нет, и Вашингтон примется стегать эту гибридную демократию публичными и непубличными санкциями, результат которых пока не прогнозируем, поскольку кроме самого венгерского общества справиться с феноменом Орбана не может никто. Давешние экзерсисы Брюсселя, Парижа и Берлина на этом направлении можно с чистой совестью признать неудачными.

В какой-то степени и потому, что "обиженная Трампом пара" в лице Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона давно утратила ресурс искренности и использует синдром "обиды на Америку", как рационально, так и иррационально, против США, независимо от того, кто ими сегодня руководит. Даже если Байден и Блинкен набьют свои аппараты выходцами из Парижа и Берлина, в ближайшее время ожидание от Америки своеобразных "репараций" останется.

Более того, и Берлин, и Париж, и Будапешт (со своей стороны), и Вена (с третьей), и даже Афины попытаются шантажировать Америку, сквозь ухмыляющийся Брюссель, своим предварительным "Всеобъемлющим соглашением об инвестициях" с КНР от 30 декабря прошлого года.

Делает ли ЕС попытку перехватить у США "китайскую фабрику" или же это Китай пытается подмять Европу собственными технологическими стандартами? Кажется, каждый из вариантов, и тем более их сочетание, бросает вызов трансатлантическому партнерству, к которому стремятся вернуться США.

Вызов этот, правда, в немалой степени нивелируется тем, что Россия не сумела стать партнером для ЕС – это, похоже, окончательно поняли даже самые большие оптимисты из числа евробюрократов, пускай и ценой обернувшегося позором и провалом московского вояжа главы "всеевропейского МИДа" Жозепа Борреля.

Да и американцам есть что противопоставить Китаю в Европе кроме возвращения в Белый дом улыбающихся франкоязычных еврофилов вроде того же Блинкена. Тем более что пока это соглашение, в общем-то, ни о чем – стороны сделали вид, что это не про деньги и что у них есть некое общее видение общих вопросов. Учитывая историю с трехмесячной пропажей Джека Ма после критики в адрес китайского руководства, очевидно, что на самом деле нет.

А потому такое движение европейской коллективной души можно рассматривать скорее как затравку для сложного и тяжелого торга со старой доброй Америкой, которую нужно заставить почувствовать себя виноватой и по мере возможности доить путем отмены или снижения заградительных пошлин и увеличения американских же расходов на оборону.

Однако пока эта давно известная песня не проходит с учетом упомянутой выше внешней политики в интересах среднего класса: хотя Джозеф Байден и выдал европейцам взаимовыгодную плюшку в виде возвращения в климатический пакт и пакета красивой риторики, вопрос о дальнейших подношениях завис, а предложения Вашингтона Берлину касаемо разблокировки "Северного потока-2" выглядят как квест в стилистике "пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что".

Так что же способна предложить и чем может припугнуть европейцев Америка, чтобы перебить или сбалансировать китайскую ставку на откровенный подкуп европейских элит и усредненных потребителей (ведь для европейского рабочего класса свободная торговля с Китаем – перспектива довольно мрачная)?

Стейки по-вашингтонски

Во-первых, из сравнительно мелких пряников, Белый дом – не обязательно через Конгресс – все же смягчит условия торговли, учитывая, что особого эффекта протекционизм не возымел, что и отразили результаты голосования в промышленных штатах.

В то же время до странноватых формул Пола Кругмана про обмен фермерами из Оклахомы своей экспортируемой в Китай кукурузы на новенькие автомобили то ли из многострадального Детройта, то ли все-таки из Германии, дело, похоже, больше не дойдет. Да и важнейшие соглашения теперь касаются, как правило, сферы услуг, в частности финансовых, а также стандартов.

И, как показал опыт переговоров с европейцами при Обаме, дорога это долгая и неровная. Более или менее справилась с подобного рода противоречиями в своих отношениях с европейцами, кажется, только Канада. Великобритания, как известно, нет. И ее свободная торговля с США пока "зависла", что уже дает Байдену один козырь.

Во-вторых, при том что сокращение американского воинского контингента в Германии остановлено, Белый дом, по-видимому, пока не собирается наращивать (от нынешнего уровня) свои оборонные расходы. В контексте внутрисоюзных балансов это, как минимум, означает, что от Европы продолжают ждать роста геополитической сознательности, пусть и приглушив провокационную риторику в стилистике Трампа.

Здесь шантажировать ЕС размещением российских или китайских гарнизонов вместо американских уже не приходится. Кроме того, болезненное, хоть и понятное желание красиво жить за счет заокеанского оборонного заказа и военкомата где-нибудь в солнечной Джорджии, теперь может обернуться лишением доступа к американским оборонным технологиям – монополисты социальных сетей уже продемонстрировали, как это бывает.

Наконец, есть и третий, резервный "стейк", кусочек которого европейцам, и не только им, рано или поздно придется попросить у США (не факт, впрочем, что самим американцам он не понадобится).

Дело в том, что за прошедший год, не говоря уже о зигзагах нефтяных цен еще до начала эпидемии и разного рода проявлениях стагнации, центральные банки генерировали "золотые горы" условно ценных бумаг (в украинском случае – государственных обязательств по внешним займам). Эти упершиеся в облака пики Эльдорадо совершенно оторвались от процессов, происходящих в реальном секторе, и когда-то неизбежно превратятся в "авгиевы конюшни".

Опыт рубежа предыдущего десятилетия показателен – от катастрофического обрушения этот мусорный полигон способна спасти только федеральная резервная система США, а все прочее – лишь досужие выдумки. Или – анекдотические кадавры, вроде финансовой системы Китая, которую донельзя расшатали дорвавшиеся до фондового рынка дети и безработные, и которая ныне пытается принудить Джека Ма работать по ее "стандартам".

На этом реальные и потенциальные пряники Байдена для европейцев пока заканчиваются. И начинаются воспитательные методы, далеко не исчерпывающиеся остающимися в силе санкциями против СП-2, тем более что в европейско-китайском контексте РФ играет роль третьестепенную.

Во-первых, это реанимация конструктивного диалога с объективно ослабевшей, но все чаще не без причин и неголословно грозящей Китаю неприятностями Великобританией в сфере широкого торгового соглашения. Непоследовательный Трамп этого достичь так и не смог, а системный Байден при желании сможет вполне. Очевидно, что под этот проект быстро подтянутся и прочие трое из сообщества "пяти глаз" (Австралия, Канада, Новая Зеландия). Что лишит европейцев возможностей постоянного троллинга беглого Лондона.

Во-вторых, это размещение новых и расширение существующих американских контингентов в Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европе, недаром начата их глобальная инвентаризация. Для, так сказать, обозначения позиции и указания на реальные, а не виртуальные возможности европейцев в этой плоскости. А также – потенциальной, очередной реинкарнации "Европы-2" времен Дональда Рамсфельда. Притом можно сделать и больше – к примеру, ответив в какой-то форме на обращенный к Байдену полузадушенный клич Зеленского.

В пакете, в-третьих, с полным запретом на использование китайских технологий в отраслях двойного назначения. На французском "Минителе", предтече телевизионной торговли – Европа явно долго не протянет. Как и на замороженных одним росчерком пера американского президента счетах в европейских банках китайских и российских богачей, что недавно было продемонстрировано на примере того же Виктора Вексельберга.

Но, будем надеяться, что до этого не дойдет.

Максим Михайленко

Новости

analytics