Проминвестбанк – «в морг» или «будет жить»?


Источник: Курс Денег

На самом деле проблемы у «Проминвестбанка» (чаще его называют просто ПИБ) начались еще в далеком 2008-м году, когда его прежний владелец Владимир Матвиенко не внял «настоятельным просьбам» продать один из самых успешных на то время украинских банков.

С несговорчивым хозяином банка расправились в духе лучших «сицилийских» традиций. Нет-нет, никому ноги в бетон не закатывали и с моста не бросали. Но на банк была проведена мощнейшая информационная атака: сотни тысяч SMS были разосланы его клиентам с одним сообщением: «Быстрее забирайте деньги, банк завтра рухнет!». И когда к банкоматам выстроились длинные очереди вкладчиков, а юридические лица стали массово выводить из банка деньги и закрывать счета, банк рухнул. Рухнул в первый раз.

В результате переговоров уже за цену гораздо меньше первоначально названной банк был продан российскому «Внешэкономбанку», за которым, как говорят, стоит сам президент России Владимир Путин. И у банка началась вторая жизнь…

Один снаряд два раза в одну воронку не попадает?

Казалось бы, банку при такой поддержке обеспечена долгая и спокойная жизнь. Однако наступила зима 2014-го… Всем известные события прокатились по стране, тяжело ударив по банковской системе. Некоторые банки «легли» сразу, многие – начали шататься. Российские банки (а точнее, их дочерние структуры в Украине) оказались в зоне пристального внимания и радикалов, периодически устраивающих погромы отделений, и банковских клиентов – юридических лиц и простых вкладчиков, которые попали под сильный психологический прессинг. Призывы «Закрыть российские банки!» звучали все чаще и чаще. Что-то должно было произойти…

«Слабым звеном» оказался все тот же ПИБ. В то время, как «Сбербанк России» и «Альфа», несмотря на периодические разгромы отделений, продолжали стабильно функционировать, в полной мере выполняя все обязательства, клиенты ПИБа оказались невольными заложниками. «Звонок» прозвенел в феврале 2016-го. Именно тогда проявились большие проблемы у российского «Внешэкономбанка», владельца украинского ПИБа.

Первыми это ощутили юридические лица. Платежи с рассчетного счета на другие банки сначала начали задерживаться, а затем прекратились вообще. Невозможно было даже отправить платежи в бюджет. У банка явно проявились проблемы с коррсчетом.

Затем «покращення» в работе ПИБа коснулись и вкладчиков. Им был установлен дневной лимит на снятие с депозитов и счетов в размере 5000 грн в сутки (для валюты – в эквиваленте 5000 гривен). Кроме того, Национальный банк ввел в банк куратора и запретил принимать новые депозиты.

Чип и Дейл спешат на помощь

В феврале 2016-го ПИБ получил от «Внешэкономбанка» 800 миллионов долларов, что позволило ему продержаться до марта. Однако этого было уже явно недостаточно, и в марте проблемы стали очевидны даже со стороны.

Чтобы хоть как-то поддержать падающий банк, входящий в «десятку» ведущих украинских банков, Национальный банк 9 марта выдал банку кредит рефинансирования в размере 200 млн. гривен под залог украинских гособлигаций. Это решение Валерии Гонтаревой вызвало бурю критики со стороны украинской общественности; ее обвинили и в поддержке «банков страны-агрессора», и даже в коррупции, учитывая, что бывшая компания Гонтаревой ICU очень тесно и выгодно торгует с российскими банками на рынке ОВГЗ, зарабатывая на этом огромные прибыли.

Национальный банк обратился к ПИБу с требованием провести докапитализацию для обеспечения нормального ведения своей операционной деятельности. Одновременно НБУ возобновил переговоры с головным банком – «Внешэкономбанком», требуя влить в капитал ПИБа дополнительные средства. Однако «ВЭБ», похоже, пока не торопится спасать «украинскую дочку», поскольку сам испытывает серьезные проблемы в России. Вместо этого, на ПИБ начали активно искать покупателей. Новому главе «ВЭБ» Сергею Горькову была поставлена задача «избавиться от непрофильных активов, в т.ч. украинских».

На кону – доверие к российским банкам в Украине

Весной 2014-го года, когда украинская банковская система испытала настоящий шок, а банки начали падать практически каждый день, четко обозначился процесс «миграции» вкладчиков из банков с украинским капиталом в «инобанки», т.е. в дочерние структуры иностранных банков. Стоит отметить, что из 68 банков, упавших за последние два года, не было ни одного банка с иностранным капиталом. Это способствовало росту доверия к таким банкам, что и выразилось в притоке средств физических лиц, размещаемых на текущих счетах и срочных депозитах.

Читайте также: Куда украинцы несут деньги

Именно поэтому проблемы «Проминвестбанка» привлекли столь пристальное внимание не только у державших в нем деньги. За ситуацией в ПИБе стали внимательно следить и вкладчики «Сбербанка России», «ВТБ», «Альфа-банка» и других, более мелких «росбанков», отлично понимая, что если «ПИБ» упадет, то может начаться неконтролируемое бегство клиентов и из них. По имеющейся у редакции портала «Курс Денег» информации, зимой, когда у «ПИБа» начались серьезные проблемы, другие «росбанки» поддержали банк ресурсами, а инкассация ВТБ даже помогала инкассировать отделения ПИБа.

Что дальше?

Вопрос жизни или смерти ПИБа пока остается открытым. Начиная с января 2016 года, банк перестал предоставлять финансовую отчетность Ассоциации украинских банков (АУБ). Однако на сайте ПИБа размещен квартальный отчет о финансовых результатах за 1й квартал 2016 года, из которого следует, что нераспределенный убыток банка в 2016м году вырос до 35,2 млрд. гривен (увеличившись за 3 месяца на 2,3 млрд. гривен). Если банк не получит в самое ближайшее время мощное вливание из России (вопрос стоит о сумме порядка 1 млрд. долларов), никакие кредиты рефинансирования от НБУ его не спасут.

Ситуация усугубляется также тем, что вопрос спасения ПИБа – это вопрос не столько финансовый, сколько политический. Банк был приобретен в свое время лишь потому, что обслуживал счета ведущих украинских предприятий, и через него Россия получала возможность влиять на украинскую экономику. Принадлежащий на 100% «Внешэкономбанку» - банку российского правительства – «ПИБ» был обречен уже тогда, когда Россию впервые вслух назвали «страной-агрессором». Потому что в отличие от других росбанков, он представляет собой российский государственный капитал. И спасен он будет лишь в случае, если Россия захочет сохранить свое финансовое влияние в Украине. Т.к. «там» тоже отлично понимают, что «ПИБ» в случае смерти будет лишь первым…

Егор Зелинский


Порекомендовать друзьям

Оценить статью

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был востановлен.   Очистить редактор

Загрузка...
Нет комментариев для отображения