Пандемия повысила спрос на "Русланы" и "Мрию"

"Авиалинии Антонова" завалены коммерческими заказами на доставку медицинских грузов в разные страны мира. DW беседовала с командиром и штурманом экипажа одного из "Русланов".

Аэропорт Доха. Катар. Вокруг самого большого серийного грузового самолета в мире - украинского "Руслана " - кипит работа. Наземные службы проводят выгрузку и загрузку десятков тонн медицинских грузов, предназначенных для борьбы с пандемией коронавируса. Работы контролирует технический персонал самолета, полностью экипированный в противоэпидемиологические костюмы высокой степени защиты.

"Температура плюс 24 градуса, а люди в таких костюмах работают по несколько часов. И физически, и психологически это тяжело", - рассказывает DW штурман "Руслана" Ярослав Кошицкий.

Корреспондент DW беседует с ним и с командиром самолета Анатолием Ружанским по видеосвязи. Их экипаж - один из десяти, которые с 19 марта выполняют рейсы из Китая в страны, где бушует коронавирус.

Коммерческая миссия с гуманитарным оттенком

Для доставки грузов, предназначенных для борьбы с пандемией COVID-19, Украина выделила пять из семи своих "Русланов". С 11 апреля полеты выполняет еще и сверхбольшой транспортный самолет "Мрия". По данным "Авиалиний Антонова", "Руслан" и "Мрия" уже летали в не менее, чем 30 стран.

В Украине вклад государственного предприятия "Антонов" в борьбу против коронавируса часто называют "гуманитарной миссией". Однако, по данным концерна "Укроборонпром", к которому относится "Антонов", все нынешние рейсы "Русланов" и "Мрии" коммерческие и частично осуществляются по натовской программе SALIS.

"Антонов" - партнер программы SALIS, которая была создана для того, чтобы 10 союзников по НАТО, среди которых Германия, Франция и Польша, могли быстро доставлять свои силы и оборудование туда, где они нужны. По контракту, подписанному в декабре 2018 года,"Антонов" должен обеспечивать заказчикам из НАТО гарантированный доступ к пяти своим "Русланам" до конца 2021 года.

Финансовые подробности этого контракта, в частности, сколько Украина зарабатывает на таких перевозках, никогда не разглашаются. Как именно был скорректирован контракт "Антонова" с SALIS под ситуацию борьбы с коронавирусом, официально также не разъясняется. И информация о том, сколько Украина сейчас зарабатывает сверх контракта с SALIS, остается коммерческой тайной.

Один "Руслан" заменяет пять "Боингов"

В интервью DW генеральный директор авиакомпании Михаил Харченко заявил, что "компания буквально завалена заказами". Харченко объясняет огромный спрос на самолеты их техническими возможностями. Обычно "Руслан" и "Мрия" заказываются для перевозки крупногабаритных грузов весом от 100 до 250 тонн.

В ситуации, когда каждая страна ждет срочной поставки десятков тонн защитных масок, противоэпидемиологических костюмов, очков, аппаратов ИВЛ, "Мрия" и "Русланы", как нельзя лучше, могут удовлетворить такие потребности, указывает Харченко: "АН-124 и АН-225 одним рейсом могут доставить столько, сколько 5 или 6 "Боингов".

В перевозках гуманитарных и медицинских грузов принимают участие, впрочем, не только украинцы. "Русланы" также есть у российской авиакомпании "Волга-Днепр". И ее самолеты сейчас также активно доставляют грузы, в частности, в США, Францию, Словакию, Эстонию. Эти перевозки не осуществляются по контрактам с НАТО, как в случае с Украиной.

В небе из-за пандемии - никого

Украинские самолеты, по данным "Авиалиний Антонова", зафрахтованы чуть ли не до конца мая. Так что работы в ближайшее время точно не убавится, говорит штурман АН-124 Ярослав Кошицкий. А условия, в которых приходится действовать во время пандемии, он на авиационном английском называет "unnormal situation".

Его экипаж летал уже в пять стран, охваченных пандемией. По словам пилотов, полеты проходят как в фантастическом фильме. В небе на тысячи километров вокруг - никого. В радиоэфире - тишина. Не слышно привычного многоголосия переговоров пилотов с диспетчерами. Мировая авиация парализована.

"Представьте себе аэропорт в Афинах. Там была всегда очередь на посадку и на взлет. А сейчас очередей нет. Зашел - сел. Когда надо - вырулил и взлетел", - рассказывает капитан Анатолий Ружанский.

Командир говорит и об опустевших залах аэропортов, где кроме украинских летчиков и персонала в защитных костюмах, которые проводят дезинфекцию экипажа, больше никого.

Запахом антисептиков, по словам штурмана Кошицкого, воздух просто пропитан - и в самолете, и в отелях, где останавливаются пилоты.

"В отеле везде стоят емкости с дезинфекцией. Мы постоянно моем руки. Даже полностью упакованный завтрак нам приносит человек в защитном костюме", - рассказывает штурман.

Диспетчеры "Авиалиний Антонова" составляют график рейсов для самолетов так, чтобы их экипажи имели как можно меньше контактов в странах с большим числом заразившихся коронавирусом. По действующим нормам, каждый экипаж должен вернуться из командировки после налета 90 часов.

Согласно украинскому законодательству о национальном карантине, все прибывшие из-за границы обязаны пройти обсервацию, что и делают каждый раз экипажи. По данным компании, случаев заражения коронавирусом у пилотов и техников до сих пор не выявлено.

Слова благодарности украинским экипажам часто звучат с экранов телевизоров в странах, куда украинцы доставляют грузы из Китая. Штурман Кошицкий и командир Ружанский в небе уже около сорока лет, пережили много непростых ситуаций. Сейчас, сказал капитан "Руслана", они рады, что могут принести пользу: "Китай преодолел этот вирус, я думаю, и весь мир его победит. А мы поможем".


Загружаем комментарии...

Новини

Більше новин