Новый кризис в Украине уже готовится, — эксперт

Как не допустить борьбы на уничтожение, несовместимой с демократией и свободой.

Кризис, к которому идет Украина, имеет кроме политико-экономического и институционального также чисто политическое измерение: нарастающая (и старательно раздуваемая) радикализация превращает устойчивую социально-политическую конструкцию с массивным центром, которому не особо опасны маргинальные радикалы, в “качели-балансир” с двумя увесистыми фигурами на каждом из краев и пустым центром. Следующий закономерный шаг — борьба на уничтожение, несовместимая с демократией и свободой, — главными врагами Кремля. Украина, увы, не единственная жертва этого процесса, но самая близкая нам с вами…

Смертельные кремлевские “качели”

Особенно устрашающая картина вырисовывается, если взглянуть на эпическое противостояние адептов обеих “сект” — святого Владимира и святого Петра — с высоты глобальной битвы свободы и демократии со скрепным деспотизмом, частью которой стала война Украины за независимость. Вопреки распространенному мнению, упомянутые “секты” вовсе не воплощают две стороны этого действительно антагонистического противостояния.

Сунь Цзы когда-то писал, что высший вид войны — это разрушить врага изнутри. Древние китайцы знали толк в боевом искусстве: прежде, чем создать империю, они едва не перебили друг друга. Прибавим к этому японский принцип, лежащий в основе дзюдо: использовать силу противника против него же. Например, толчком вызвать ответное давление, а потом потянуть соперника на себя и бросить его через бедро. Или не пытаться ставить преграды на пути удара, а чуть отойти в сторону, схватить за руку или ногу и продлить движение дальше — чтобы противник потерял равновесие и упал. Именно на таких, хорошо усвоенных с отрочества принципах, работает стратегия нашего врага — Путина и возглавляемой им империи.

Настоящий его противник — не Украина, как нам самонадеянно кажется, а сама либеральная идея, модерное сознание, постиндустриальный мир, и, конечно же, демократия. Поэтому, когда Украина в борьбе с агрессором ограничивает свободу и демократию (или призывает к этому) — он побеждает. Сам по себе факт преобладания бинарной оппозиции (“я или …”, “Ленин или Бандера”) в общественном сознании и дискурсе — это уже состоявшаяся победа мифологического, домодерного сознания и мышления, победа традиционного общества, а значит, и боготворящей его Империи зла. Те, кто согласился играть по таким правилам, уже проиграли битву, потому что они уже мыслят так, как нужно врагу.

Читайте также: Лайт-версия деклараций перестанет "садить" депутатов

Хуже того: такая бинарная оппозиция означает, что одна из сторон ассоциируется с абсолютным добром, а другая — с таким же абсолютным злом. Которые, будучи полными антагонистами, естественно вступают в последний и решительный бой не на жизнь, а на смерть, где “кто не с нами — тот против нас” и “если враг не сдается — его уничтожают”. Но сам по себе такой бой (еще раз подчеркну — не действительно антагонистическое противостояние свободы с деспотизмом, а разборки двух лидерских политсил) убивает свободу и на практике политически ведет к власти тех, кто ее уничтожит. Аджемоглу и Робинсон приводят очень настораживающие примеры Веймарской республики, а до того — итальянских городов-государств, когда-то таких успешных, где были и свобода, и демократия, и даже верховенство права, но закончилось все авторитарной диктатурой, уничтожившей все достижения. И случилось это, согласно объяснению их теории, именно из-за войны на уничтожение внутри все более поляризующихся обществ. Ступив (пользуясь другой их аналогией) на скользкий склон, трудно удержать равновесие и не соскользнуть в пропасть…

Именно поэтому Кремль во многих странах мира поддерживает одновременно и крайне правых, и крайне левых, хотя, казалось бы, это идеологический нонсенс. Но смысл поддержки — не в идеологии: хотя обе крайности и роднит ненависть к свободе, главную ценность для ее врагов представляют именно непримиримость и мифологическое сознание как таковые. Саму идею свободы и демократии Империя зла пытается подорвать во всем мире, поднять со дна человеческой психики самые темные архаичные силы, на которых играли, играют и еще долго будут играть фашисты всех мастей — последовательные противники модернизации, адепты традиционализма и “скреп”.

С таких позиций становится понятно, почему кремлевская пропаганда одновременно и одними методами воюет и против Порошенко (в союзе с Коломойским), и против Зеленского (в союзе с Порошенко). Цель, как уже приходилось писать, но стоило бы повторять ежедневно — это не помощь кому-то из них, а раздувание ненависти для создания хаоса как предпосылки к “легитимному” вторжению.

И тут нельзя исключить, что именно вражеские агенты подталкивают Зеленского к преследованию Порошенко и людей, связанных с волонтерством и армией; в то время как их коллеги толкают Порошенко на продолжение грязной антизеленской агитации. И в том, и в другом случае — играя на понятных и естественных чувствах обоих президентов. И эта борьба на уничтожение и есть политический аспект будущего кризиса.

Пожалуй, самым опасным проявлением этой борьбы на уничтожение со стороны власти стало уголовное, через прокуратуру и ГБР, преследование политических противников, развязанное с явного если не пожелания, то одобрения или попустительства президента. Оно также подрывает основы демократии и способствует антагонистической радикализации.

Читайте также: Дело о недостоверных декларациях Венедиктовой закрыли

Ведь демократия и верховенство права — это прежде всего политико-правовая система, при которой проигравший не теряет, а победитель не получает все. Конечно, очень велик соблазн наказать непопулярного предшественника(цу), тем более всегда есть за что, даже кроме личной мести. Разве не было бы справедливо Кучме посадить Кравчука за ЧМП, “хатынку”, гиперинфляцию?.. Разве не справедливо было бы после Помаранчевой революции посадить самого Кучму — если не за дело Гонгадзе, то за приватизацию Криворожстали Ахметовым с “откатом” в виде доли Пинчуку (напомню, тогда — зятю президента)? Тимошенко, помимо даже газового договора, где основания для уголовного дела были сомнительны, сделала за свою жизнь вполне достаточно, чтобы заработать и на бОльший срок...

Но давайте подумаем на шаг вперед. Украину недаром выделили из остальных “стран СНГ” именно за то, что она, единственная среди всех, продемонстрировала мирную смену власти в результате относительно честных выборов в 1994 году. Была бы Помаранчевая революция такой же бескровной и успешной, если бы Кучма открыл уголовные дела на Кравчука и посадил его в тюрьму? Наверняка нет, потому что он не без оснований опасался бы того же по отношению к себе. Вместо этого, очевидно, была некая договоренность с Ющенко как плата за демократичную, хотя и выстоянную Майданом, передачу власти.

Вот Янукович изначально бросился ломать инклюзивные политические традиции украинской демократии — и сразу стало понятно, что без кровавой революции он не уйдет... И соперницу свою отправил в Качановку — значит, тем более. Тем самым он, по крайней мере в отношении самого себя, изменил правила игры: сколь угодно легитимно избранного правителя, который утратив политическую легитимность после избиения студентов отказался уходить по-хорошему, можно и нужно преследовать. Тем более если вместо этого он вначале попытался подавить протесты оружием, а когда и это не помогло, призвал в свою страну оккупантов. Даже если и были какие-то “договорняки” в феврале 2014-го, их обнулил призыв чужеземных войск и поведение Ахметова на Донбассе в последующие месяцы. Вот тут История не простит Порошенко и отечественной юстиции упущенного момента.

Однако, сам ПАП, к его чести, не только добровольно передал власть, но даже поздравил преемника с победой, пообещал помощь... Правда, в то же самое время его политтехнологи продолжали вести грязную кампанию против Зеленского — такое противоречие между словами и делами, увы, очень в стиле пятого президента, хотя это, согласитесь, не идет ни в какое сравнение с прегрешениями Януковича. Поэтому, как бы по-человечески ни были понятны чувства преемника, как бы ни было ему лично неприятно и больно читать и слышать о себе ложь и грязь, а то и просто оскорбления и издевательства, но все же noblesse oblige: демократические принципы куда важнее.

Если Зеленский не хочет, чтобы после его ухода от власти его точно так же преследовал преемник (а в Украине на всех выборах, которые заслуживали этого названия, всегда побеждала оппозиция), то лучше не пытаться “по справедливости” разобраться с предшественником. Или наш гарант Конституции собирается править вечно? Или с помощью выборов а-ля 1999? Или через назначенных “преемников”? Так в современной Украине ничто из этого не пройдет, можно не надеяться.

Порошенко рассудит История. Скорее всего, как раз за ненавистническую кампанию она его осудит. Но настойчиво искать повод упрятать за решетку побежденного политического соперника — не только недостойно, но даже с чисто прагматической точки зрения крайне недальновидно и деструктивно. Хотя бы потому, что сам этот процесс лишь усиливает поляризацию в обществе, консолидирует сторонников преследуемого и добавляет ему политического капитала.

Читайте также: Зачем Украина меняет "Антонова", на заграничные самолеты

Тем более, что даже если бы инкриминируемые пятому президенту Украины преступления оказались правдой и он не смог “доказать свою невиновность в суде” (собственно, по Конституции и не обязан, — на это есть специальная презумпция), то и тогда он оказался бы далеко не главным преступником в стране, и по справедливости (т. е. по праву — недаром в английском это одно слово: justice) ограниченный ресурс правоохранительных и судебных органов куда эффективнее было бы тратить на совсем других людей, в том числе и из его окружения. Не говоря уже о четвертом президенте и его клевретах, оставшихся неосужденными за куда более страшные преступления.

…Представьте себе, что двое мальчишек, оказавшись по разные стороны качели, поссорились и вознамерились друг друга ухайдокать: каждый изо всех сил отталкивается от земли, чтобы побольнее припечатать другого, при этом ни один не может соскочить без риска быть прибитым бешеной качелей. Что делать взрослому? Прежде всего — погасить амплитуду. Для этого нужно сдерживать обоих в их попытках насолить друг другу. Возвращаясь к нашей ситуации, это означает, прежде всего, неучастие в этих совсем недетских играх: не распространять пропаганду, не поддерживать ни одну из сторон публично ни в каких наступательных действиях.

Зато — защищать обоих от несправедливых нападок, фейков, издевательств и прочих провокаций. Не поддерживать реваншизм Порошенко, но осуждать надуманные уголовные преследования. Критиковать Зеленского там, где он того заслуживает, но отмечать также и хорошее, защищать от оскорблений. Не издеваться над фанатами обоих, а осваивать навыки психотерапии — ведь речь идет о жертвах грязных психологических технологий, которые нуждаются в помощи, хотя, конечно, никогда в этом не признаются. Возможно, стоило бы поставить такую работу на системную основу — но это уже к специалистам по социальной психологии…

Что впереди?

Таким образом, если события будут и дальше идти в неправильном направлении, то, очень хотелось бы ошибаться, но, скорее всего, в ближайшее время нас ждет экономико-политический кризис, к которому, возможно, созреют и социальные “гроздья гнева”. Фискальный кризис грозит наложиться на политический, а если лоббистам-индустриалистам удастся “додавить” НБУ на массированную эмиссию, то к ним прибавится еще и валютно-финансовый…

Писать об этом страшно, потому что враг, пристально наблюдающий за ситуацией и всячески ее подогревающий, уже готовится снова воспользоваться нашей слабостью: призывает на сборы резервистов, создает запасы горючего и амуниции возле наших границ и готовит общественное мнение к тому, что у всех “республик”, которые хотят уйти от империи, нужно отнять все то, что империя им якобы дала. Это, конечно, не впервой, бывали пугалки и похуже, но тогда обошлось — прежде всего потому, что не было внутренних предпосылок. Лучше всего было бы их и не создавать, но пока не видно, каким образом можно соскочить со скользкой дорожки, ведущей к кризису…

Впрочем, многое, очень многое, зависит от того, как именно будут развиваться события и как поведут себя те или иные игроки. Кризис — это точка бифуркации, где приложение небольших усилий или просто случайные факторы могут сыграть определяющую роль. Основные сценарии были понятны еще почти год назад: “умеренно-оптимистический” — если президент Украины победит в Зеленском криворожского пацана и кардинально изменит свои подходы; “катастрофический” — если дело дойдет до насилия (вот тут и пригодятся врагу военные приготовления); и промежуточный — выборы а-ля 1994 год.

Вот только из кого придется выбирать?

Владимир Дубровский

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей