Угроза флоту или пустой инфоповод — что ВЭБ отсудил у Украины

Угроза флоту или пустой инфоповод — что ВЭБ отсудил у Украины
Читать эту новость на украинском

Россия подает как большую победу решение об аресте акций украинской рыболовецкой компании. Катастрофы не произошло, однако история разыгралась на фоне череды судебных тяжб, в которых переплелись интересы государств и крупного бизнеса.

Попробуем разобраться, насколько на данный момент защищены интересы Украины.

Привет от "офшорного" суда

Восточно-Карибский Верховный суд Британских Виргинских островов (это известная в мире офшорная зона) по ходатайству российского “Внешэкономбанка” (ВЭБ) арестовал акции компании Fishing Company S. A., которая в свою очередь находится в ведении Государственного рыболовного агентства Украины.

Этому предшествовали два решения в Стокгольмском арбитражном суде в пользу российского банка. Предметом спора были $2,7 млрд, которые ВЭБ якобы инвестировал в свою украинскую “дочку” — “Проминвестбанк” (ПИБ), а также продажа акций ПИБ-а стороннему владельцу на 268,7 млн грн.

Сейчас пресс-служба “Внешэкономбанка” подает все так, словно Украина проиграла грандиозный иск и у нее Россия теперь отбирает чуть ли не весь рыболовный флот. Главный юрист ВЭБ-а Игорь Краснов, комментируя решение суда, сказал: “Украина неминуемо столкнется с последствиями такого неуважения к решениям международных трибуналов. ВЭБ неоднократно заявлял, что твердо намерен взыскать с Украины всю сумму долга, и готов действовать во всех возможных юрисдикциях”.

В российской госкорпорации также заявили, что продолжат усилия по поиску и аресту имущества Украины, пока она не начнет исполнять взятые на себя обязательства. По словам Краснова, “из-за нежелания украинских политиков выполнять решения международных трибуналов эта страна может потерять весь свой рыбопромысловый флот в Юго-Восточной Азии и Западной Африке, который будет продан в счет погашения долга”.

Впрочем, пока что Украину обязали только возместить ВЭБ-у расходы, которые банк понес в ходе арбитражного разбирательства по инвестиционному спору вокруг “Проминвестбанка”.

Но поскольку Украина отказалась исполнять решение арбитража, 15 октября Восточно-Карибский Верховный суд признал и привел в исполнение решения Стокгольмского арбитражного суда на территории Британских Виргинских островов. Уже после этого, основываясь на принятом решении, тот же суд 10 декабря вынес постановление об аресте принадлежащих Украине акций судоходной компании Fishing Company S. A.

Что за "флот" пытаются забрать россияне?

Компания Fishing Company S. A. действительно находится в ведении Государственного рыболовного агентства Украины. И она действительно владеет рыболовными судами, которые ведут рыбный промысел в водах Тихого и Атлантического океанов. Это два небольших судна, построенных в 1990-х в Николаеве: “Професор Михайло Алєксандров” и “Капітан Русак”. Причем одно ходит под флагом Новой Зеландии, второе — Грузии.

Верно и то, что государственное предприятие Fishing Company S. A. с 1997 г. работает в офшоре. Последний финансовый отчет публиковался по итогам 2018 г., и из него следует, что Fishing Company S. A. заработала $826 тыс. чистой прибыли. Тоже деньги, конечно, но явно не соответствующие масштабам рассказов юристов ВЭБ.

По информации СМИ, эту компанию Госрыбагентство в свое время создало для привлечения инвестиций, но проект не оправдал ожиданий. Тогда в начале 2016 г. само ведомство обратилось в НАБУ с просьбой расследовать ситуацию вокруг офшорной компании и недополучение прибыли Океаническим рыболовецким флотом Украины (таким громким названием Госрыбагентство именует менее десятка рыболовецких судов, ведущих промысел в океане).

Тем более что в 2002 г. Счетная палата заявила, что решение Кабмина и Госкомрыбхоза о создании компании-нерезидента было неправомерным, так как законодательством Украины не предусмотрена регистрация государственных предприятий в офшорных зонах.

Но, судя по всему, развития эта история так и не получила — в правительстве решили не трогать то, что работает и даже приносит прибыль. Правда, и развития проект не получил. Плавают себе два судна, ловят рыбу в экваториальных водах…

“В этой ситуации арестовать акции компании — это лишь чуть больше, чем не сделать ничего. Акции — не корабли, процедура ареста кораблей долгая и трудная, да и арестованные акции еще надо изъять, потом найти покупателя, все это суды, решения, обжалования решений, апелляции… Процесс может затянуться на годы, — сказал источник в британской юридической компании МTB solicitors. — Тут проблема в том, что мы не знаем, какую сумму выставил Стокгольмский арбитраж за свои услуги. Но она вряд ли больше полутора миллионов долларов. Так что арест акций Fishing Company S. A. для ВЭБ-а — это не успех, а инфоповод и начало долгой головной боли”.

Кто что отсудил

Даже с учетом решения суда на Британских Виргинских островах дела Москвы в международных арбитражах хуже, чем у Киева. Из крупного — Россия пока что безрезультатно пытается отсудить у Украины так называемый “долг Януковича” — еврооблигации на 3 млрд грн, которые Украина выдала РФ еще до аннексии Крыма, в декабре 2013 г.

А вот мы можем вспомнить, как российскому “Газпрому” пришлось выплатить Украине $2,9 млрд, проигранных в Стокгольмском арбитраже по газовому делу. Кроме того, 26 ноября 2018 года Арбитражный суд в Париже вынес вердикт в пользу украинского “Ощадбанка” — взыскать с РФ убытки в размере $1,3 млрд (с учетом процентов), которые понес банк в результате аннексии Крыма.

Правда, с исполнением этого решения все не так радужно: Россия не признала вердикт, а в Украине возникли свои сложности. Так, близкие к Игорю Коломойскому структуры на основании решения Арбитражного суда Гааги тоже пытаются взыскать с РФ компенсацию за отобранные в Крыму активы на $159 млн, что в конце концов привело к спорам вокруг того, кто должен получить деньги после продажи 99,77% акций “Проминвестбанка” на аукционе этой весной (победителем торгов стала финкомпания “Фортифай”, которая сейчас, по данным СМИ, связана с окружением Игоря Коломойского и которая якобы будет продана Сергею Тигипко). И тут замешан “Проминвестбанк” — по сути, мы подошли к теме с другой стороны.

“Проминвестбанк” вылез боком

Еще летом 2018-го казалось, что история украинской “дочки” российского “Внешэкономбанка” близка к завершению. ВЭБ тогда решил больше не пытаться продать свой дочерний “Проминвестбанк” и готовил его к ликвидации. Украинские санкции против российских банков были введены в марте 2017 г.; они, помимо прочего, фактически запретили любые операции с материнскими структурами и сделали развитие бизнеса практически невозможным. Тогда российские банки начали продавать свои дочерние структуры в Украине, одновременно пытаясь сохранить над ними теневой контроль, в том числе через продажу аффилированным бизнесменам.

По состоянию на 1 января 2020 г. “Проминвестбанк” принадлежал российскому ВЭБ-у на 99,77%. Акции ПИБ-а были арестованы в рамках исполнения в Украине решения арбитража Гааги. После чего на 28 августа 2019 г. был назначен аукцион по продаже арестованных акций.

Естественно, это не понравилось россиянам. 21 июня 2019 г. ВЭБ подал иск против Украины в Стокгольмский арбитраж, заявив о косвенной экспроприации “Проминвестбанка”, а также потребовал возместить потери ПИБ-а в Украине — тогда также всплыла сумма в $2,7 млрд, якобы инвестированных в украинскую “дочку”.

В августе 2019 г. ВЭБ попросил Стокгольмский арбитраж принять чрезвычайные обеспечительные меры, чтобы предотвратить принудительную продажу акций “Проминвестбанка” с аукциона. В частности, ВЭБ попросил назначить чрезвычайного арбитра и рассмотреть вопрос о запрете Украине продавать акции. Арбитр удовлетворил ходатайство ВЭБ-а и запретил проведение аукциона, но украинская сторона отказалась выполнять его решение.

То есть продаже акций банка арбитраж не помешал. 4 марта 2020 г. 99,77% “Проминвестбанка” продали за 268,7 млн грн, победителем аукциона стала компания “Фортифай”.

Стоит отметить, что после этого ВЭБ обратился в Киевский апелляционный суд с просьбой привести в исполнение решение Стокгольмского арбитража, однако ничего не добился. 7 сентября 2020 г. суд установил, что Украина не давала согласия на применение нового регламента работы чрезвычайного арбитра, а “чрезвычайный арбитр не имел юрисдикции выносить решения против государства Украина в этом деле”.

Киевский апелляционный суд также мотивировал решение отклонить иск ВЭБ-а тем, что “Украина была лишена возможности развернуто изложить свою позицию по делу по причинам, никак не зависящим от нее”: из пяти дней, отведенных на рассмотрение жалобы российской госкорпорации в Стокгольме, три были выходными. Таким образом, у Украины есть юридически защищенная позиция в этом деле.

Получается, что, по мнению компании "Фортифай", акции ПИБ-а были ими куплены честно, а потому они — законные владельцы банка. По мнению ВЭБ-а, поскольку сделка прошла вопреки решению Стокгольмского арбитража, она недействительна и акции ПИБ-а по-прежнему принадлежат ВЭБ-у. В реальности же спорные акции "зависли", и теперь, судя по всему, придется ждать окончательного решения Стокгольмского арбитража по их судьбе.

Дмитрий Прокопенко

Загружаем комментарии..

Читать комментарии

Новости

analytics