Как Россия загоняет Зеленского в ловушку

Несмотря на провокации, Украина "уверенно приближается" к миру – так Владимир Зеленский прокомментировал наступление боевиков около Золотого во вторник, 18 февраля. В результате столкновения один украинский солдат погиб, трое – ранены, еще двое – контужены.

Мирный процесс, о котором говорит Зеленский, пока продвигается не особо уверенно, по крайней мере, в публичной плоскости. Продолжаются переговоры об очередном обмене "удерживаемыми лицами" и согласования новых участков для разведения войск. На том видимый прогресс и заканчивается.

Идея о совместном патрулировании, которая наделала много шума после субботнего заявления Зеленского, совсем не новая. Ее обсуждали еще на саммите "нормандской четверки" в Париже, о чем тогда же публично рассказал глава МВД Арсен Аваков.

Каких-либо политических подвижек, вроде нового закона об особом статусе ОРДЛО, амнистии, легализации Радой "формулы Штайнмайера" вовсе не наблюдается.

В то же время между Киевом и Москвой, естественно, ведутся и непубличные переговоры, как минимум на уровне уполномоченных лиц: Андрея Ермака и Дмитрия Козака. Вот здесь и открывается поле для маневра и, соответственно, принуждения Украины к уступкам и выполнению Минских соглашений в российской трактовке.

Пока власть придерживается очерченных еще прошлой осенью "красных линий" в вопросах Донбасса: никаких прямых переговоров с лидерами боевиков, сначала безопасность и контроль над границей, а только потом – выборы и т.д.

При этом в России прекрасно понимают стремление Зеленского добиться прекращения войны и желательно поскорее. Именно этого, согласно всем соцопросам, больше всего хотят от президента украинские избиратели. А нынешняя власть к социологии относится очень чувствительно.

И раз никаких осязаемых, конкретных прорывов в экономике и внутренней политике за каденцию Зеленского пока так и не случилось, именно в мирном урегулировании на Банковой видят свою success story (историю успеха).

Два успешных обмена и парижский саммит в качестве своих главных достижений обычно называет и сам Зеленский. Очередная эскалация на фронте как раз и может быть способом давления на украинского президента.

Зеленскому очень не хочется признавать, что мирный процесс, если и не зашел в тупик, то явно идет с большими проблемами. Потому произошедшее на фронте он списал на "провокацию".

Это, кстати, контрастирует с версией главы Генштаба Руслана Хомчака, который на том же вчерашнем брифинге прямо сказал, что речь идет не о "провокации" боевиков, а о попытке реального, пусть и локального наступления. При этом Хомчак верно отметил, что цель этого наступления – прежде всего, показать как агрессоры могут успешно теснить украинскую армию, еще и в годовщину боев под Дебальцево.

Специфика нынешней войны состоит в том, что реальные события на фронте имеют далеко не только непосредственное, практическое влияние на театр боевых действий, а и медийную составляющую, нередко выходящую на первый план. В любом случае, наступление около Золотого стало весомым информповодом, причем не только в Украине.

В посольстве США недвусмысленно призвали Россию придерживаться Минских соглашений, в Евросоюзе же призвали Москву повлиять на боевиков. Подобные заявления появляются далеко не после всех обострений на фронте, даже когда гибнут украинские солдаты.

Секретарь СНБО Алексей Данилов обвинил в случившемся под Золотым некие "силы", которые пытаются сорвать переговоры в нормандском формате. В этом можно увидеть непрямой намек на то, что вчерашнее наступление могло проводиться не по приказу из Москвы, а быть самодеятельностью местных боевиков.

СМИ ранее уже слышали от высокопоставленных чиновников теорию о том, что главной преградой на пути к миру являются как раз вожди т.н. "ЛДНР", которые не хотят терять свои "должности", влияние и денежные потоки. И, следовательно, не заинтересованы ни в каком мирном урегулировании, как и многотысячная масса рядовых боевиков.

Безусловно, по ту сторону линии фронта война лично выгодна многим. Но это отнюдь не свидетельствует о какой-то субъектности и самостоятельности донбасских псевдореспублик, в чем Москва который год безуспешно пытается убедить весь цивилизованный мир.

Россия элементарно пресечет все локальные "провокации" ради поставленной цели. А цель эта, похоже, неизменна – вернуть ОРДЛО назад в Украину на своих условиях. Бонусом пойдет снятие санкций и негласная легализация аннексии Крыма.

Массовая паспортизация на неподконтрольных территориях в эту концепцию вполне укладывается. Насытив реинтегрированную Украину своими гражданами, РФ в любой момент может снова придумать повод их "защищать".

На фоне последних событий весьма абсурдно выглядят попытки параллельно строить "платформу национального примирения", чем активно занимается давний товарищ Зеленского и советник секретаря СНБО Сергей Сивохо. Правда, после событий под Золотым презентацию платформы пришлось отложить.

Но и сам Зеленский в своих публичных выступлениях, например, на недавней Мюнхенской конференции, не забывает упомянуть о диалоге с мирными жителями ОРДЛО.

Возможно, таким образом власть рассчитывает найти на неподконтрольных территориях людей, на которых она сможет потом опереться, если ОРДЛО на каких-либо условиях все же вернется под контроль украинского правительства. Или, возможно, это попытка показать тот самый "мирный процесс", раз уж с другими его элементами, вроде пересмотра Минских соглашений, дело идет довольно туго.

В любом случае, мирное население ОРДЛО лишено даже малейших признаков хоть какой-то субъектности. Договариваться о судьбе региона будут Зеленский с Ермаком и Путин с Козаком, при посильном участии Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона – но точно не "простые люди" с обеих частей Донбасса.

Пока на самом деле неизвестно, как именно с украинской стороны видят процесс реинтеграции и будущее Донбасса, совпадает ли это видение с российским хоть в какой-то мере и на какие потенциальные компромиссы готовы пойти. И, конечно, готовы ли к возможным "подставам" и ловушкам с другой стороны, вроде событий под Золотым.

Загружаем комментарии...

Новини

Більше новин