Как спасти Беларусь

Поскольку международные инвесторы избегают Беларуси и ее авторитарного режима, страна долгое время переживала экономический застой. Однако смена политического руководства (ведь, как известно, рыба гниет с головы) может все изменить.

После фальсификации выборов 9 августа авторитарному правлению президента Беларуси Александра Лукашенко вскоре может прийти конец. Страну охватили массовые протесты, рабочие ключевых госпредприятий бастуют. И если режим Лукашенко падет, у Беларуси на удивление хорошие перспективы по созданию нормальной рыночной экономики.

При Лукашенко в государстве поддерживалась экономика советского образца, пребывающая в состоянии стагнации с 2012 года. Президент, правящий с 1994-го, заботился лишь о том, чтобы оставаться у власти и позволять своей семье и близкому кругу друзей обогащаться. Госсектор составляет три четверти экономики, зависящей в значительной степени от тяжелой промышленности, где доминируют несколько крупных государственных предприятий (ГП). Пять наиболее важных из них — калийная компания «Беларуськалий», два крупнейших нефтеперерабатывающих завода, Минский тракторный завод (МТЗ) и Минский автомобильный завод (МАЗ) — как правило, субсидируются и неэффективны, а экономика в целом жестко регулируется.

Экономика Беларуси по-прежнему сильно зависит от России. Ее низкокачественные промышленные товары неконкурентоспособны на Западе, поэтому она полагается на РФ, чтобы там покупали их, продавая Западу калийные удобрения и рафинированную нефть.

До недавнего времени Россия субсидировала белорусскую экономику, поставляя дешевую энергию на сумму около 10% ее ВВП. Но в связи с ухудшением двусторонних отношений в последние годы Кремль постепенно отменил эти субсидии, чтобы оказать давление на режим Лукашенко.

Лукашенко заявил, что хочет, чтобы все белорусы получали в среднем $500 в месяц. Но поскольку это больше, чем может позволить себе экономика, страна постоянно страдает от валютных кризисов. В 2009—2010 гг. Беларусь получила финансовую помощь от Международного валютного фонда, но правительство нарушило условия соглашения и с тех пор не получало финансирования. К концу 2011 года инфляция выросла до 109%, и тогда на помощь Лукашенко пришла Россия.

С тех пор Лукашенко безуспешно пытался обратиться как к России, так и к Западу за финансовой поддержкой. Для Европейского Союза Беларусь — деликатный вопрос. Хотя лидеры ЕС хотят защищать демократические принципы, что подразумевает наказание Лукашенко и его соратников за их неоднократные нарушения, они хотят сохранить определенные рычаги воздействия в стране и поэтому стараются не подталкивать Лукашенко в руки к президенту России Владимиру Путину.

После того, как Лукашенко освободил всех политзаключенных Беларуси в 2016 году, ЕС снял с него персональные санкции, а МВФ, Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) начали осторожно возобновлять отношения со страной. Однако Соединенные Штаты сохранили свои собственные санкции против Лукашенко.

Белорусская экономика требует либерализации и приватизации, и у нее есть основные составляющие для запуска такого процесса. У страны есть много активов, и она сохранила лучшее из советской системы образования, предлагая отличную подготовку в области математики и естественных наук. Несмотря на авторитарное правление, Беларусь стала домом для значительной индустрии программного обеспечения. И многие из них, большая диаспора, готовы вернуться, когда придет время.

Более того, Беларусь выделялась в советское время как одна из наиболее хорошо функционирующих из 15 союзных республик, и это так и осталось, поскольку Лукашенко терпимо относился к способным технократам во всех министерствах. В результате в Беларуси по-прежнему действует лучшая госадминистрация из всех бывших советских республик, включая компетентный центральный банк и министерство финансов. Возьмем один недавний пример, когда Лукашенко отрицал пандемию COVID-19, Министерство здравоохранения скрупулезно сообщало данные о случаях заболевания Всемирной организации здравоохранения. Поскольку в Беларуси существует политическая гниль, кажется, что она сосредоточена в основном на самом верху системы.

Неудивительно, что международные инвесторы в основном избегают Беларусь (хотя в конце июня ей удалось привлечь $1,25 млрд в виде еврооблигаций). Но именно из-за того, что Лукашенко никогда не удавалось привлечь много международного финансирования, по данным министерства финансов, общий государственный долг страны составляет всего $18 млрд, или 29% ВВП.

Учитывая, что годовая инфляция находится под контролем на уровне около 5%, и все соответствующие международные финансовые институты уже задействованы, Беларусь имеет хорошие возможности для перехода к нормально функционирующей рыночной экономике. Под новым руководством она должен быть в состоянии привлечь достаточно международного финансирования для поддержания макроэкономической стабильности, а хорошо образованная и дисциплинированная рабочая сила страны наконец, сможет реализовать свой потенциал.

К счастью, отмена существующего регулирования цен примерно на одну пятую белорусских потребительских товаров и либерализация внутренней торговли должны быть относительно легкими. Сильные макроэкономические институты Беларуси могут справиться с инфляционным давлением.

Субсидии государственным предприятиям также необходимо будет сократить. И здесь Беларусь выигрывает от того, что, в отличие от других постсоветских стран, здесь нет олигархов и почти нет признаков захвата государства крупными бизнесменами. Большинство жалоб на коррупцию падает на узкий круг, окружающий Лукашенко.

Но эти стартовые условия могут затруднить приватизацию просто потому, что нет крупных частных компаний, которые могли бы служить моделью. Если большая часть неэффективных госпредприятий будет продана на рынке, белорусы опасаются, что любящие риск российские бизнесмены наскочат, чтобы схватить их всех по бросовым ценам.

В конце концов, российская калийная компания «Уралкалий» уже давно пытается поглотить Беларуськалий, а российские нефтехимические гиганты «Роснефть» и «Лукойл» присматриваются к двум крупным нефтеперерабатывающим заводам Беларуси. Учитывая эти риски, лучшим вариантом, вероятно, является передача большинства предприятий в виде индивидуальных акций их нынешним сотрудникам.

Что бы ни было решено, Запад должен оставаться вовлеченным. Если Лукашенко падет, Беларуси понадобится программа МВФ, как только будет создано новое правительство, а Всемирный банк и ЕБРР будут необходимы для помощи в дерегулировании и приватизации.

ЕС также будет играть свою роль. Ему следует приветствовать новое правительство, активировав программу Восточного партнерства для Беларуси, и пригласить белорусских студентов к участию в программе обмена студентами Erasmus. Нельзя недооценивать важность такого гражданского участия в сдерживании или нейтрализации российского вмешательства.

Андерс Аслунд

Загружаем комментарии...

Новости

Больше новостей