Эрдоган с Путиным смогут поменять Европу

Религиозно-политический, но прежде всего политический, конфликт между Францией и Турцией, возникший как реакция на реакцию президента Франции на убийство мусульманином французского учителя Самюэля Пати, выходит за рамки двух государств и становится все масштабнее.

В него постепенно вовлекаются и другие, помимо Эмманюэля Макрона, игроки.

Например, премьер—министр Нидерландов Марк Рютте, имеющий свою историю конфликта с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

И когда нидерландский исламофоб, оппонент и электоральный соперник Рютте — Герт Вилдерс, лидер Партии свободы (той самой, которая участвовала в организации антиукраинского референдума) — предоставил возможность, глава нидерландского правительства тут же втянулся.

Речь идет о карикатуре (а Вилдерс имеет давнюю любовь к конкурсам карикатур на мусульман, их лидеров и ислам) на Эрдогана с подписью "Террорист", которую правый политик опубликовал 24 октября в Twitter.

Конечно же, Анкара мимо этого рисунка не прошла. Глава МИДа Турции Мевлют Чавушоглу окрестил Вилдерса "расистским неудачником Европы", показавшим "свое истинное лицо, столкнувшись с реальностью".

А Эрдоган подчеркнул, что в отличие от "так называемого голландского депутата" в Турции "не мирятся с расизмом" и "фашистам места в его стране нет".

Кроме того, его адвокат подал заявление в прокуратуры Анкары с требованием возбудить уголовное дело против Вилдерса за оскорбление президента.

За своего визави тотчас же вступился Марк Рютте, обратившись к турецкому лидеру: "У меня есть послание президенту Эрдогану, и оно очень простое: в Нидерландах мы считаем свободу выражения мнений величайшим благом, в том числе карикатуры, в том числе карикатуры на политиков".

По его словам, вышеупомянутая жалоба "неприемлема" и может "даже привести к ограничению свободы выражения мнения".

С одной стороны, глава нидерландского правительства поступил с точки зрения защиты интересов и ценностей как своего государства, так и Европы.

С другой стороны, Вилдерс — персона с довольно серьезным негативным шлейфом, частенько подыгрывающий Кремлю.

Однако в данный конкретный момент ставки очень высоки, потому Рютте решил поступить как истинный вольтерьянец, вступившись за своего соотечественника и идеологического противника.

Спираль конфликта с Турцией раскручивается. И раскручивается очень стремительно.

Причем обе стороны, в первую очередь Макрон и Эрдоган, были к этому готовы. Достаточно вспомнить, что еще в феврале Макрон объявил конец практики командировки во Францию имамов из Турции, Алжира, Туниса и Марокко (в первую очередь из Турции).

С 2024 года, говорил он, апеллируя, как и на похоронах Пати, к угрозе "исламистского сепаратизма", имамов Франция принимать уже не будет, поскольку законы Республики должны стоять "выше законов религии".

По всей видимости, Макрон дожидался удобного повода поставить точку в своих планах по "деисламизации" Пятой Республики. Таким поводом стала смерть Самюэля Пати, с легкой руки руководства Франции ставшего иконой вроде Джорджа Флойда в США.

Курс на обострение

Турция вызов приняла. По той простой причине, что обострение отношений с Европой, в первую очередь с Эмманюэлем Макроном, является отличным подспорьем Эрдогану в укреплении его статуса защитника мусульманского мира, а следовательно и все более мощного геополитического игрока.

А вместе с турецким лидером вызов приняла и Россия, отрядив на битву с европейскими кяфирами "путинского пехотинца" Рамзана Кадырова.

27 октября муфтий Чечни и советник Кадырова Салах-Хаджи Межиев назвал Макрона, чтившего память "умалишенного профессора" Пати, "самым унизительным существом". И недвусмысленно пригрозил "новыми человеческими жертвами" в ответ на "четко спланированную атаку на ислам и все мусульманское сообщество". Позднее в Telegram подал голос и босс Межиева. Кадыров также обвинил Макрона в провоцировании людей на преступления.

"Что ж, Макрон, если ты называешь его (чеченца Абдулаха Анзорова, убийцу Пати) террористом, то в таком случае, ты в сто крат хуже, ведь ты вынуждаешь к терроризму, подталкиваешь к нему людей, не оставляешь выбора, создаешь все условия для взращивания экстремистских идей в головах молодежи. Ты можешь смело называть себя лидером и вдохновителем терроризма в своей стране", — зацементировал Кадыров угрозу своего муфтия в адрес непосредственно Макрона и всей Франции.

Это можно считать обещанием новых терактов в Европе, где кадыровцы себя чувствуют до сих пор вполне комфортно, убивая его врагов то в Берлине, то в Лилле, то в Вене.

Таким образом, сейчас можно наблюдать формирования ситуативного союза Турции, России, вероятно, Ирана, а также некоторых представителей арабских монархий на европейском направлении. А также — активизации непосредственно ими либо с их помощью негосударственных акторов, склонных к применению насилия и террору.

Да, Анкара побила горшки с Москвой в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе. Но это Realpolitik. В европейской политике их стран интересы Эрдогана и Путина совпадают.

Поэтому уже в скором времени можно ожидать, что Турция и Россия начнут раскачивать ситуацию в Европе.

Причем и публично, как это было в 2017 г., когда возмущенный запретом властей Германии и Нидерландов вести агитацию среди турецкого меньшинства Эрдоган назвал власти этих стран "фашистами".

И непублично — с опорой на собственные информационные и подпольные ресурсы. А это и пропагандистская кампания, и использование радикализовавшихся европейцев, включая военнослужащих, обработанных идеологически и подготовленных в российских школах рукопашного боя "Система".

Владислав Гирман

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей