Создаст ли украинское правительство рынок капиталов за три года

Создаст ли украинское правительство рынок капиталов за три года

Давно ли вы читали какую-нибудь новую антиутопию? Да так, чтоб аж дух захватывало, а руки крепко сжимали книжку? Да, следует признать, перевелись нынче авторы. То ли время не располагает к смелым художественным экспериментам, то ли реальность затянула всех своими унылыми образами.

Исправить ситуацию решили в Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) и подготовили презентацию, рассказывающую о том, как расширить финансовые горизонты Украины, создав рынок капиталов (см. документ). Детище НКЦБФР оказалось таким впечатляющим, что премьер Денис Шмыгаль сразу же пообещал за три года реализовать все предложения, несмотря на то, что многие из них противоречат здравому смыслу, некоторые — законодательству, а отдельные — просто абсурдны. Что ж, обсудим.

Жанр антиутопии в документе НКЦБФР соблюден с пугающей точностью: действие перенесено в будущее и никакой связи с реальностью не имеет, сколько бы ни крутил так называемую концепцию. Видимо, этим и объясняется, что документ до сих пор не был представлен публично, а его авторы не спешат обсудить с рынком планируемые изменения, а иной раз и от авторства отказываются. К счастью, в украинском госаппарате ничто не затеряется бесследно. Шутка ли, 66 страниц советов и предложений, касающихся развития рынков капиталов, в понимании авторов презентации, но руками украинского правительства.

Читайте также: У Зеленского назвали блоки поддержки бизнеса

Начать предлагаем сразу с кульминационного момента антиутопии с красивым названием «Украина — мощный финансовый центр Восточной Европы». Он пусть и не отмечен яркими красками, но по смыслу затмевает остальные картинки. Не мудрствуя лукаво, эта кульминация нашего развития обозначена регулятором как «Громкий Старт», намеченный непосредственно на 2024–2025 годы. Предполагается, после томительного ожидания в течение предшествующей пятилетки (с полным отсутствием фондового рынка), вывалить на этот самый рынок сразу все, что, видимо, к тому времени не успеют разграбить: Национальный инвестиционный фонд, основанный на активах госпредприятий, «Укрзалізницю», «Укрпошту», Национальный аграрный фонд. Да-да, именно так — сразу и все. Поскольку никаких других деталей проекта «Громкий Старт» НКЦБФР не предлагает, публика справедливо пребывает в растерянности. Немудрено! Учитывая масштабность запланированного регулятором мероприятия, были бы также интересны сведения о его программе, интригующем списке неустановленных международных стейкхолдеров, сторон приснопамятного Меморандума о взаимопонимании, другие агрегированные показатели проекта «Громкий Старт». Также хотелось бы знать, кто будет под маской решительно обещанного премьером в пределах таймлайна будущего фондового рынка.

Жаль. Вот прям ах как жаль, что нет подробностей. Зато на каждой мало-мальски значимой страничке с текстом сей высокоинтеллектуальной «литературы» рефреном проходит фраза о необходимости усиления полномочий регулятора. Действительно, а почему нет?

В итоге примерно к 2025 году нам предлагают проснуться в мире фактически огосударствленной инфраструктуры и инструментария финансовых рынков.

Напомним, уже сегодня в Украине государство имеет доминирующие доли в капитале Национального депозитария Украины, депозитарием государственных облигаций является НБУ, а 99% биржевых торгов приходится как раз на них же. Не до конца ясно другое: каким конкретно примером вдохновлялись авторы из НКЦБФР, выдавая из недр своего воображения указанную презентацию. Но есть очевидное предположение, что это мог быть пример организации рынка у северного соседа. Как?! Ага, это же антиутопия. Мы уже специально не останавливаемся на особенностях, которых следует ожидать от работы монопольной биржи. Умалчиваем и о последствиях отсутствия конкуренции на рынке. И еще молчим о том, что Украина — не только не Россия, но и не восточная деспотия, и даже не квазидемократия, как бы ни старались нынешние державники таковую осуществлять.

Читайте также: Бизнес против локдауна до завершения новогодних праздников

Но будем двигаться по смыслу картинок. Итак, предлагается к осмыслению фактически следующий финансовый мир-2025: на самой лучшей и правильной, одной-единственной монопольной бирже в 2025 году начнут торговать единственным, зато очевидно народным достоянием — акциями так называемого Национального инвестиционного фонда, включающего в себя активы госкомпаний, «Укрзалізниці», «Укрпошти» и Национального аграрного фонда. При этом биржа, депозитарий, центральный контрагент, репозитарий войдут в единый холдинг, монополизирующий всю торговую, расчетную и клиринговую инфраструктуру, с максимальной долей того же государства. Правда, в описываемом шедевре НКЦБФР забыла ответить на один важный вопрос: регулятор же имел в виду, что на этой бирже будет торговать один брокер, и обслуживать он будет ведь только своих, ну, тех, кто останется, не так ли? На опыте Румынии образца 2005-го с использованием национального достояния в виде фонда специально останавливаться не будем, — пример и так смешит, особенно если рядом есть Польша, более подходящая как образец для подражания. Правда, там не выставляют на продажу сразу все национальное достояние и обошлись без громких стартов. Но хоть бы задумались, почему так.

Презентация-раскраска, к сожалению, также полностью игнорирует тот факт, что в Украине уже есть и фондовые биржи, и даже товарные. Что станет с ними, с их членами, собственниками? Как будут защищены их права? Уместно спросить, а куда податься стартапам и развивающимся компаниям в течение предстоящих пяти лет «бесфондового» существования? Судя по всему, регулятор решительно отвергает и возможные последствия его бурной и одновременно фантасмагорической активности в будущем, и полной деградации в настоящем. А может, его, наоборот, вдохновляет кейс «Мотор-Сичи» размером в 3,5 млрд долл., и регулятор готовится вести войны со всеми инвесторами мира, не только с китайскими, чем хуже другие? Об инвестированных в уже созданные биржи деньгах тоже промолчим — это несущественные и, очевидно, ненужные с точки зрения регулятора расходы бывших (к 2025 году) собственников в свете масштабных капиталовложений в интригующий триллионами фондовый мир регулятора.

Читайте также: Новый год в подполье. На какие хитрости пойдет бизнес

Завершает апокалиптическую картину фондового рынка-2025 пассаж о циничной «неопределенности с верховенством права». Суть в том, что само по себе верховенство права всегда пребывает в определенности. Именно на правовой определенности и зиждется то самое верховенство. А вот предлагаемый комиссией вариант — это как раз одно большое неопределенное. Во-первых, регулятор планирует создать специальный арбитражный суд, как будто ему мало существующих. Во-вторых, вершить в нем правосудие будут специально выписанные, видимо, на средства от продажи акций Национального инвестфонда, английские судьи.

Впрочем, верховенство права — это некая правовая константа, доктрина, и устанавливает ее не арбитражный суд, и не заморские ваши чести, а законодатель. Суть ее состоит прежде всего в точности формулировок законов. Что же касается самих формулировок, предложенных одураченным участникам рынка сейчас, то свежий пример также имеется. Так, в соответствии с недавно принятым Законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения привлечения инвестиций и внедрения новых финансовых инструментов», манипулированием рынком в ближайшем будущем предлагается считать «умышленные действия физического лица, имеющие признаки манипулирования на организованных рынках, определенные законом». Да-да, это не опечатка, а новая редакция статьи 222-1 УКУ. Вы скажете, что может быть что-то одно: или действия, или признаки. И как можно наказывать за наличие в действиях признаков? Это же мало как кому покажется, в чьих действиях какие признаки? Но законодателю, пляшущему под дудку регулятора, как говорится, виднее, какие признаки следует считать действиями! Тем более что основным правоприменителем относительно правонарушений на рынке будет, правильно, НКЦБФР.

Вот и судите, где верховенство с арбитражными судьями регулятора, а где право. Что ж, стук копыт под инвесторами, скачущими из-за кордона на брошенный клич об арбитражно-правовом верховенстве, уже слышен у стен будущего фондового рынка. Сказано же, «упрощение привлечения» — да вот же и оно. Что не так?

Читайте также: Что думает бизнес о помощи государства в карантин

Ну хорошо, можно обмануть президента, подсунув ему, неофиту фондового дела, утопичную идею. Можно неоднократно дурачить премьера, ориентируя его то на год, то на три, а то и на все пять лет строительства светлого фондового будущего, — премьер-то в своем кресле все равно до весны. Можно саботировать настоящую имплементацию законодательства ЕС, интересуясь исключительно теми пунктами, которые позволяют генерировать коррупционную ренту. Можно обещать в 2015 году перевести все законодательство на английский язык, а в 2020-м беспардонно заявить, что ничего не сделано, так как это вообще не НКЦБФР полномочия. Но сколько можно держать за идиотов всю страну? Увы и к счастью, нельзя подменить никаким «Громким Стартом» полный финиш шестилетней деятельности непродуктивного и презираемого рынком регулятора. И состояние рынка говорит об этом громче любой презентации далекоидущих планов.

Алексаендр Кошевой

Загружаем комментарии..

Читать комментарии

Новости

analytics