Что ждет мировую политику в 2021 году

2020 год внес существенные коррективы в геополитическую реальность. Помимо коронавирусной угрозы жителей планеты сотрясали новости о возможной Ирано-Американской войне, прямом конфликте Армении и Азербайджана и одиночных военных столкновениях между Индией и Китаем.

Несмотря на столь широкую палитру вооруженных противостояний, 2020 год притормозил десятки дипломатических споров из-за доминирования в повестке дня пандемии коронавируса.

Однако в подобных геополитических вопросах действует эффект теннисного мяча, где падение активности в определенный период будет компенсировано резким ростом впоследствии. Что же ждет мировую политику в 2021 году?

Европа

Пандемия стала серьезным ударом для бюджета Европейского союза. Финансовый блок этого альянса формировался на принципах солидарности, где более обеспеченные страны во многом помогали менее обеспеченным. Например, Румыния, Болгария, Греция и Словакия хуже переносят пандемию в экономическом измерении. Как пишет корреспондент BBC Алексей Калмыков: "Кризисная пауза в экономическом росте отбрасывает мир на несколько шагов назад, обещая потерянные годы, если не десятилетия".

Однако стоит отметить, что некоторые страны ЕС, имея неплохие экономические показатели, оказались также в глубоком кризисе. К примеру, в Испании из-за отсутствия туризма за 11 месяцев 2020 года закрылось более 100 тыс. предприятий. По словам сотрудника Мадридского центра социологических исследований Хесуса Косты, туристический сектор Испании упал более, чем на 80%. Схожая тенденция наблюдается и в Португалии. Учитывая зависимость экономики Пиренейского полуострова от туризма, подобные показатели вызовут рецессию во многих смежных сферах. Главной особенностью кризиса в Португалии и Испании являются социалистические правительства, где ни Педро Санчес, ни Антониу Кошта не понижали налоги с целью поддержания экономики, как это делали остальные страны ЕС.

Важным является тот факт, что в 2021 году стартует новый семилетний бюджетный период Европейского союза. 31 декабря заканчивается действие бюджета 2014-2020 и нужно принимать новый нормативно-правовой акт, регулирующий долгосрочную перспективу экономики Европейского союза. Венгрия и Польша бойкотируют этот бюджет, который предполагает создание фонда перезапуска экономики с суммой более 1,8 трлн евро. В связи с этим глава Еврокомиссии Урсула Фон дер Ляйен заявила, что этот фонд может быть создан и без участия Польши и Венгрии.

Такая череда разногласий между основными государствами Европейского союза диктует условия дальнейших конфликтных ситуаций, которые будут лишь нарастать в 2021 году. Польша в ответ на жесткую позицию Германии будет активно поддерживать США во внедрении санкций против строительства "Северного потока – 2", а в Венгрии идеи евроскептицизма будут звучать все громче.

Вопрос "Северного потока – 2" останется в повестке дня геополитики Европы в 2021 году, поскольку он способен изменить политический расклад сил в регионе. 11 декабря Сенат Соединенных Штатов Америки одобрил пакет санкций против "Северного потока – 2", которые серьезно бьют по компаниям, занимающимся строительством этого проекта. По данным немецкого издания Bild, при Байдене строительство могут заморозить навсегда, а эксперт по энергетическому праву Atlantic Council Алан Райли заявил, что новые санкции США "по крайней мере сорвут процесс строительства".

Важным нюансом во всех этих событиях станет позиция новоизбранного канцлера Германии, который будет известен уже следующей осенью. 2021 год ознаменует уход Ангелы Меркель из мировой политики. Действующий канцлер ФРГ уже заявила, что не будет возглавлять ХДС на парламентских выборах в следующем году. Главная преемница Ангелы Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр также заявила, что не желает баллотироваться в канцлеры, а это значит, что ХДС выставит менее популярного кандидата. Для германо-российских отношений парламентские выборы 2021 года станут решающими, поскольку канцлером ФРГ от партии ХДС может стать лояльный к Москве Фридрих Мерц или же Армин Лашет.

Кстати, выборы в 2021 году пройдут сразу в нескольких странах: Чехии, Болгарии и Португалии. Действующий лидер движения ANO и по совместительству председатель чешского правительства Андрей Бабиш лидирует по многим опросам общественного мнения, однако сможет ли партия удержать свой рейтинг в 2021 году — покажет время.

Намного серьезнее будет обстоять ситуация в Болгарии, где на фоне президентских выборов 2021 года между премьер-министром Бойко Борисовым и президентом Руменом Радеевым произошел конфликт, который ознаменовался публикацией различного компромата. В июле 2020 года по стране прокатились стотысячные протестные акции против действующего главы правительства, однако Бойко Борисов отказался уйти в отставку. В 2021 году каждая из сторон конфликта будет вынуждена пройти через электоральный процесс. Румен Радеев будет переизбираться в президенты, а Бойко Борисов попробует продолжить сохранять за собой кресло премьер-министра в ходе парламентских выборов. Результаты этих состязаний позволят решить политический конфликт в Болгарии.

Также на повестке дня в 2021 году будет стоять вопрос функционирования Парижских климатических соглашений, принятых в 2015-м. Поворотным событием на этом пути станет смена президентской администрации в США. Напомним, что именно Дональд Трамп стал первым международным лидером, вышедшим из Парижских климатических соглашений. При президентстве Байдена Америка изменит свою политику на 180 градусов по этому вопросу. Как сообщается в программе Байдена, климатический план будет направлен на ликвидацию выбросов углекислого газа в электроэнергетическом секторе к 2035 году.

Впрочем, очевидно, что все эти прогнозы зависят от ситуации с пандемией, которую никто год назад предсказать еще не мог.

Ближний Восток

Не является новостью тот факт, что страны Ближнего Востока наиболее воинственны и с каждым годом демонстрируют большую политическую турбулентность. При этом 2021 год ознаменуется существенными изменениями, вызванными сменой расклада сил в Соединенных Штатах. Приход демократа Джо Байдена в Овальный кабинет создает больше вопросов, чем дает ответов.

Байден вполне может пойти на сделку с Ираном касательно ядерного вооружения, как это ранее сделал Барак Обама в 2015 году. Ее суть заключалась в том, что Иран разрешал вывезти из страны определенное количество запасов обогащенного урана с обязательным доступом специалистов МАГАТЭ к ядерным объектам, а США в ответ снимали с Тегерана экономические санкции. Примечательно, но Дональд Трамп еще с самого начала своего президентства в одностороннем порядке разорвал этот договор с Ираном, возобновив санкции и тем самым создав препятствия Тегерану во внедрении независимой ядерной программы. Подобные действия были оправданы тем, что Иран может получить ядерное оружие, а это создаст прямую угрозу Израилю, который имеет шаткую географическую зависимость от подобных внешних условий.

Вопрос Израиля также станет ключевым для администрации Байдена в самом начале каденции, поскольку Дональд Трамп заложил несколько подводных камней, изъятие которых будет означать ухудшение отношений с Иерусалимом. Признание Трампом Голанских высот частью Израиля и Иерусалима в качестве столицы стало серьезным шагом в отношениях Израиля и США. Однако такие действия администрации Трампа полностью расходятся с позицией остального мирового сообщества. Голанские высоты — это спорная территория Сирии и Израиля, которую Совет Безопасности Организации Объединенных Наций признает Сирийской, хотя фактический контроль за ней после Шестидневной войны 1967 года осуществляет Израиль. Как пишет обозреватель Times of Israel Джейкоб Магид: "Байден, вероятнее, будет осуществлять не такой жесткий подход к Израилю, как Барак Обама. Он не будет вступать в публичную конфронтацию с властями Еврейского государства".

Также, по закрытым данным информационного агентства JNS, команда Байдена не планирует отходить от линии Трампа по Голанским высотам. А вот спрогнозировать ситуацию по возможной ядерной сделке с Ираном можно исходя из недавнего интервью Джо Байдена The New York Times, где будущий президент Соединенных Штатов заявил, что восстановление ядерной сделки с Ираном будет одним из двух приоритетов внешней политики его администрации. К подписанию нового соглашения Байден также хочет привлечь Россию, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Также стоит отметить, что масло в огонь будущим дипломатическим отношениям треугольника США — Иран — Израиль подливает недавнее убийство иранского ученого и одного из руководителей ядерной программы Мохсена Фахризаде. Как пишет об этом эксперт по международной политике аналитического центра "Украинского института будущего" Илья Куса: "Убийство ученого — это серьезная эскалация в отношениях Ирана с США и Израилем. В Тегеране снова будут призывать к ответным действиям. Это событие следует рассматривать в контексте последних действий администрации Трампа после выборов". Стоит отметить, что убийства иранских физиков-ядерщиков начинают принимать системный характер. В 2010 году в ходе теракта погиб иранский ученый Масуд Али Мохаммади, в 2012 году был убит физик-ядерщик Натанз Ахмади Роушан.

Но вернемся к США. Ведь основным фактором изменений расклада сил на Ближнем Востоке станет смена президентской администрации. К примеру, 5 октября Джо Байден заявил: "Мы пересмотрим и прекратим поддержку войны Саудовской Аравии в Йемене". Напомним, что череда гражданских войн между Северным и Южным Йеменом закончилась реинкарнацией движения хуситов, что заставило Саудовскую Аравию вместе со странами-союзницами вмешаться в военный конфликт. Трамп продавал военное оружие саудитам и ОАЭ, несмотря на жесткую критику международных организаций. Байден же планирует минимизировать участие Соединенных Штатов в Йеменском конфликте, что наталкивает на противоречие с саудитами, которые будут вынуждены активизировать дипломатические усилия, направленные на заключение мирного соглашения с хуситами.

Главной загадкой 2021 года станет развитие отношении Катара и Саудовской Аравии. Между странами с 2017 года приостановлены все дипломатические и торговые отношения. Эр-Рияд и ряд стран Персидского залива обвинили Катар в поддержке международного терроризма. Саудиты ведут политику бойкота по отношению к Дохе уже более трех с половиной лет, но в конце 2020 года появилась возможность решения конфликта. Администрация Трампа, в связи с ухудшением отношений между США и Ираном, хочет помирить Катар со странами "четверки" (Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, ОАЭ. — Ред.). Все дело в том, что Америка является союзником как Саудовской Аравии, так и Катара. Примирение между странами очень выгодно Вашингтону, поскольку Катар перестанет вести сотрудничество с Тегераном, тем самым ослабляя позиции Ирана в регионе. Однако, как пишет профессор политических наук Университета Кувейта Шафик Габра: "Покончив с открытой враждой, Эр-Рияд и Доха вряд ли станут друзьями". Решение конфликта между Катаром и Саудовской Аравией было приоритетным заданием Дональда Трампа, которое вряд ли сможет решить Джо Байден.

Северная Америка

Перед самой Америкой будет стоять множество вызовов. Общество в США еще никогда не было таким поляризированным и не имело столь широких линий разногласий. Проигравший выборы Дональд Трамп будет стараться сохранить за собой статус единого безальтернативного лидера оппозиции. А нынешний уровень поддержки может помочь 45-му президенту вернуться в Белый дом в 2024 году в случае неудачи Джо Байдена.

Одной из самых главных проблем новой президентской администрации США станут отношения с Китаем. Байден не станет экономически сдерживать Пекин, как это делал Дональд Трамп. Вероятнее всего, политика Байдена будет сводиться к реинкарнации "разворота к Азии" — политике, которую проводил Барак Обама. Китай и США имеют существенный разрыв в последствиях коронавируса. Если Китай вышел с минимальной рецессией из коронакризиса, то США будут ощущать последствия пандемии, по прогнозам, до конца 2021 года. Однако, как пишет инвестиционный аналитик Евгений Коган: "Не стоит считать, что после пандемии и начала правления Байдена Китай обгонит крупнейшую в мире американскую экономику. ВВП США в 2019 году был на 49% выше, чем ВВП Китая".

Сейчас ведущие рейтинговые агентства мира, такие как Moody’s и Fitch, массово понижают кредитный рейтинг стран из-за пандемии. Под раздачу попала даже Канада, кредитный рейтинг которой еще не понижался в XXI веке. Также, по официальным данным Trading Economics, ВВП Канады во втором квартале 2020-го сократился на рекордные 38% в годовом измерении. Хотя это не означает краха финансового сектора Оттавы, но некоторые геополитические проекты будут отсрочены, такие как "100 млн канадцев к 2100 году" и программа преодоления демографического кризиса. В политическом плане недавно переизбранному премьер-министру Канады Джастину Трюдо придется противостоять обновленной оппозиции во главе с консерватором Эрином О’Тулом, но это не способно существенно изменить внутриполитическое положение страны.

Южная Америка

В Южной Америке возрастает степень негодования общества, и в 2021 году эта тенденция лишь усилится. Основные проблемы региона по-прежнему располагаются в треугольнике "коррупция — низкое социальное обеспечение — популизм". Такие политики, как президент Аргентины Альберто Фернандес и президент Бразилии Жаир Болсонару, зависимы от высокого уровня общественного доверия. Их действия построены на популизме и поиске общего врага, которым можно оправдать свои неудачи.

Политика Альберто Фернандеса заключается в минимизации выплат по долгам, отсрочке трудовой и пенсионной реформы с увеличением расходов на социальное обеспечение. Как результат Аргентина уже в мае 2020 года объявила о девятом по счету дефолте, не выплатив 500 млн долларов внешним кредиторам. Только по оценкам Международного валютного фонда, ВВП Аргентины упадет на 9,9% в общегодовом измерении, а уже в сентябре 2020-го, по официальным данным министерства финансов, ВВП Аргентины во втором квартале упало на рекордные 18%. Бывший президент Маурисио Макри поддерживал идею сотрудничества с МВФ, но народ — нет, а потому выборы Макри в 2019-м проиграл. Победивший Фернандес понимает, что не способен усидеть на двух стульях одновременно и выбирает краткосрочную перспективу, где решение о дефолте будет изначально поддержано народом, но экономические последствия станут колоссальными.

Избрание правых лидеров в Колумбии, Чили, Эквадоре также свидетельствует о желании народа увеличивать социальные выплаты. Популизм в этом случае играет злую шутку, поскольку загоняет экономики Латиноамериканских стран в ловушку, где череда дефолтов будет ставить крест на реализации экономического потенциала.

Действующий президент Бразилии Жаир Болсонару имеет наилучшее положение в южноамериканском регионе. Несмотря на удар пандемией, Бразилия экономически наиболее защищена, а участие страны в альянсе БРИКС обеспечивает необходимый уровень товарооборота. Исходя из этого, Бразилия имеет большие шансы выйти из коронакризиса с наилучшими показателями в регионе. Однако отношения между администрациями Байдена и Болсонару будут не такими теплыми, как при Трампе. Также стоит отметить слабый результат партии действующего президента на местных выборах, где кандидаты от Болсонару уступили крупные города местным элитам.

А вот Венесуэла является страной с наиболее ожесточенным внутриполитическим конфликтом. Оппозиция во главе с Хуаном Гуайдо уже около двух лет ведет политическую борьбу с не признанным мировым сообществом президентом Венесуэлы Николасом Мадуро. Последний за счет нефтяных ресурсов и лояльности армии смог удержаться на многомиллионной волне протеста. В то же время, по данным ООН, 90% населения Венесуэлы находятся за чертой бедности, а ВВП страны только за 2019 год упал на 35%. Несмотря на экономическое ухудшение жизни в стране, положение Мадуро укрепляется, ведь его власть строится не на народной поддержке, а на лояльности армии и продаже нефтяных ресурсов. Однако нефтяной сектор Венесуэлы переживает глубокую рецессию. Рынок нефти упал в пять раза: с добычи 2,5 млн баррелей в сутки в 2016 году до 0,5 млн баррелей в 2020-м. И в связи с ухудшением экономического положения в стране многие венесуэльцы переезжают жить в соседнюю Колумбию и Мексику.

Подобная тенденция будет лишь нарастать в 2021 году, что вскоре спровоцирует кризис. Поток беженцев в Колумбию делает границу между странами опасной демаркационной линией, которая может вызвать межгосударственный конфликт, учитывая, что между Венесуэлой и Колумбией с 2019 года прекращены все дипломатические отношения.

Владислав Стоколос, политолог-международник

Загружаем комментарии...
Читать комментарии

Новости

Больше новостей